JavaScript must be enabled in order for you to see "WP Copy Data Protect" effect. However, it seems JavaScript is either disabled or not supported by your browser. To see full result of "WP Copy Data Protector", enable JavaScript by changing your browser options, then try again.
Юридическое сопровождение бизнеса
Вход

Register

Следующий вопрос

После вступления в действие Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» вступили в действие нормативные акты  нормативные акты, которые непосредственно регламентируют деятельность адвоката. Это Гражданский процессуальный кодекс (ГПК РФ) и  Арбитражный процессуальный кодекс (АПК РФ). В этих нормативных актах регламентируется порядок оформления процессуальных полномочий адвоката и его процессуальный статус.
После вступления в действие Закона об адвокатуре встал вопрос о регламентации оказания юридической помощи лицами, не имеющими статуса адвоката. Этот вопрос вызывает очень много дискуссий.
Как известно, построение рыночной экономики породило необходимость создания системы арбитражных судов, разрешающих экономические споры. Все эти факторы вместе взятые породили необходимость образование сферы юридического сопровождения бизнеса, что привело к появлению так называемых бизнес-юристов и юридических фирм. Данная ситуация породила полемику о том, могут ли выступать представителями в судах по гражданским и арбитражным делам лица, не имеющие статуса адвоката?
Согласно пунктом 4 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты, за исключением случаев, когда эти функции выполняют работники, состоящие в штате указанных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления, если иное не установлено федеральным законом.
ГПК РФ позволяет выступать в качестве представителя в гражданском производстве любое дееспособное лицо.
Что касается арбитражного процесса, то здесь необходимо обратить внимание на ч. 5 ст. 59 АПК РФ, которая согласно Федеральному закону от 31.03.2005 N 25-ФЗ утратила силу.
Часть 5 ст. 59 в первоначальной редакции АПК РФ формулировалась следующим образом: «Представителями организаций могут выступать в арбитражном суде по должности руководители организаций, действующие в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом, учредительными документами, или лица, состоящие в штате указанных организаций, либо адвокаты».
Как видно из содержания диспозиции данной нормы, она императивно запрещала участие в арбитражном процессе в качестве представителей лиц, не имеющих статуса адвоката или не состоящих в штате организации.
Данная норма решила проблему спора между адвокатами и бизнес-юристами в пользу адвокатов, и в результате породила многочисленные споры.
Часть 5 статьи 59 была признана не соответствующей Конституции РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 N 15-П в той мере, в какой она в системной связи с пунктом 4 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» исключает для выбранных организациями лиц, оказывающих юридическую помощь, возможность выступать в арбитражном суде в качестве представителей, если они не относятся к числу адвокатов или лиц, состоящих в штате этих организаций.
Поводом к рассмотрению дела явились запросы Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области и Арбитражного суда Красноярского края, а также жалобы ОАО «Холдинговая компания «Отечество», ООО «Гориславцев и К°. Юридические услуги», ЗАО «Гориславцев и К°. Аудит», ОАО «Тюменская нефтяная компания», ООО «Юридическая фирма «Лекс», ООО «Юридическая фирма «Север-Лекс», ООО «Юридическая фирма «Правовой профиль», ЗАО «Классик Компани», ООО «Юридическая фирма «Юрус», ЗАО «Управление и Финансы», ООО «Юридическая фирма «Ардашев и Партнеры», ЗАО «Информационно-вычислительный центр», ООО «Аудиторская фирма «Каббалкаудит» и граждан В.С. Арефьева, Т.А. Бектемирова, С.В. Киселева, А.В. Королева, А.Ф. Костина, Т.С. Кравцевой, О.А. Куркова, М.В. Марущенко, В.А. Огнева, С.В. Палкина, И.Ю. Тимакова, М.И. Урбиной, Э.Р. Хаснеевой, Ю.Н. Чинкова, К.В. Шостова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителями законоположение.
Как видно, инициаторами данного обращения в Конституционный Суд РФ, явились лица, оказывающие юридические услуги, не относящиеся к сообществу адвокатов.
Признавая не соответствующей Конституции ч. 5 ст. 59 АПК РФ Конституционный Суд РФ отметил, что законодатель должен обеспечивать баланс публичных интересов и прав и законных интересов лица при выборе представителя для судебной защиты, не допуская несоразмерного ограничения как права на судебную защиту, так и права на получение квалифицированной юридической помощи. Данное требование является обязательным для законодателя и при определении условий и критериев допуска представителей организаций для участия от ее имени в арбитражном процессе.
Диспозитивность применительно к производству в арбитражном суде означает, что арбитражные процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорных материальных правоотношений, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом. Данное правило распространяется и на процессуальные отношения, возникающие в связи с выбором лицами, участвующими в деле, представителей для отстаивания своих интересов в арбитражном суде и допуском выбранных ими представителей к участию в судебном заседании. В случае выбора организацией представителя из числа лиц, не состоящих в ее штате, — вне зависимости от характера рассматриваемого арбитражным судом спора — в основе этих процессуальных отношений лежит гражданско-правовой договор между организацией и выбранным ею представителем.
Следовательно, отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя в арбитражном процессе возможно, лишь если ограничения, установленные федеральным законодателем, продиктованы конституционно значимыми целями.
Между тем часть 5 статьи 59 АПК Российской Федерации не отвечает приведенным требованиям. Содержащееся в ней (как и в пункте 4 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») ограничение на выбор представителя в арбитражном суде не может быть оправдано вытекающим из статьи 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации правом законодателя установить критерии квалифицированной юридической помощи и обусловленные ими требования к лицам, которые могут выступать в качестве представителей в арбитражном процессе, поскольку данное ограничение связывается лишь с организационно-правовой формой представляемого.
Таким образом, государство, допуская в действующей системе правового регулирования возможность выступать в арбитражном суде в качестве представителей организаций штатных сотрудников либо адвокатов, а в качестве представителей граждан — иных, помимо адвокатов, лиц, оказывающих юридическую помощь, тем самым, по существу, не предъявляет особых требований к качеству предоставляемой юридической помощи и, следовательно, не гарантирует ее надлежащий уровень, а потому не вправе возлагать на организации обязанность выбирать в качестве представителей только адвокатов или содержать юристов в штате.
Гарантируемые Конституцией Российской Федерации поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности, признание и равная защита различных форм собственности, право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статьи 8 и 34; статья 37, часть 1) создают правовую основу для осуществления юридическими лицами и физическими лицами — индивидуальными предпринимателями деятельности по оказанию юридических услуг.
К их числу относятся организации и частнопрактикующие юристы, предмет деятельности которых — осуществляемое на основании соответствующих гражданско-правовых договоров оказание юридической помощи другим организациям и гражданам, в том числе путем судебного представительства. Однако часть 5 статьи 59 АПК Российской Федерации — в системной связи с пунктом 4 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» — лишает их возможности выполнять взятые на себя по договору обязательства по представительству интересов клиента в арбитражном суде в случаях, когда клиентом является не гражданин, а организация. Это означает, что в данном случае законодатель избрал критерием для ограничения допуска к участию в качестве представителей в арбитражном процессе не квалификационные требования, связанные с качеством юридической помощи и необходимостью защиты соответствующих публичных интересов, а лишь организационно-правовую форму, в которой выступает участник судопроизводства, нуждающийся в юридической помощи.
Между тем сама по себе организационно-правая форма участника судопроизводства (физическое либо юридическое лицо, гражданин либо организация) не предопределяет различия в условиях и характере оказываемой ему юридической помощи при представительстве в арбитражном процессе и не свидетельствует о существовании таких различий. Следовательно, вводящая названный критерий часть 5 статьи 59 АПК Российской Федерации, при том что индивидуальные предприниматели и иные граждане в арбитражном процессе (а в гражданском процессе — и организации) не ограничены в выборе представителя, не отвечает принципам соразмерности и справедливости, которые должны соблюдаться при ограничении в конституционно значимых целях свободы договоров, свободного использования своих способностей для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности. Тем самым нарушается и конституционный принцип юридического равенства, поскольку адвокаты и их объединения произвольно ставятся в привилегированное положение по отношению к частнопрактикующим юристам и организациям, предметом деятельности которых является оказание юридической помощи, включая представительство в суде.
Таким образом, часть 5 статьи 59 АПК Российской Федерации, в системной связи с пунктом 4 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» позволяющая организации выбирать представителя, не состоящего в ее штате, лишь из числа адвокатов и исключающая право работников организаций и частнопрактикующих юристов, предметом деятельности которых является оказание юридической помощи, выступать в арбитражном суде по соглашению с другими организациями в качестве их представителей, в действующей системе правового регулирования не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
Данное решение Конституционного суда РФ не поставило точку в вопросе о статусе лиц, оказывающих юридическую помощь.
Сегодня активно обсуждается проект Федерального закона «Об оказании профессиональной юридической помощи».
В свете данного законопроекта отмечается отсутствие консенсуса по базовым вопросам юридической помощи бизнесу и заметны разногласия как внутри адвокатского, так и всего юридического сообщества в целом, поскольку имеется большая группа юристов, которые вместе с адвокатами или независимо от них осуществляют в основном ту же самую деятельность. В глазах остальной части сообщества эта группа постепенно приобретает имидж «вольных юристов» (эдакое гуляйполе российского юридического сообщества, только пока без атамана, с которым «любо жить и не приходится тужить»). Они находятся за пределами внимания и контроля Минюста и вообще государства, поэтому «тужить» им действительно не приходится, а на роль «атамана», кажется, скоро будут претендовать государственные мужи, в том числе из лидеров вполне официозной Ассоциации юристов России. На этом фоне внутри адвокатуры наблюдается тоже некоторое брожение.
Сегодня наметилось два различных подхода. Один из них основан на том, что адвокатура в XXI веке, чтобы иметь перспективы развития, должна быть более деловой, более предпринимательской, более коммерциализованной, более жесткой и конкретной. С этой точки зрения законодательно установленный статус адвокатуры как института гражданского общества больше мешает ее развитию в качестве профессионального сообщества, чем помогает, ведь как институт гражданского общества, как некая активная профессиональная корпорация адвокатура должна участвовать в жизни страны, построении активной экономики, общества, нормальных современных отношений вокруг экономики, а для этого нужны ресурсы, которых у нее сейчас нет.
Второй подход (соответствующий и тексту действующего Закона об адвокатуре) заключается в том, что адвокатская деятельность не является предпринимательской, коммерческой, хотя она и связана с получением денег — извлечением выгоды в виде гонорара. Несмотря на то, что адвокатская профессия, как и любая другая, дает людям возможность зарабатывать на жизнь, она весьма насыщена этико-духовными началами, не позволяющими назвать ее коммерческой. Коммерциализация адвокатуры может привести к «высушиванию» присущих ей начал духовности, этики, идеализма в хорошем человеческом и профессиональном смысле, превратит ее в одно из направлений бизнеса.
Однако, сегодня частнопрактикующие юристы говорят о нежелании поступать в адвокатуру, несмотря на то, что в сфере бизнес-консалтинга очень успешно работают и адвокаты. Высказывается и уже реализуется на практике идея объединения частнопрактикующих юристов на основе саморегулирования, предполагающего в том числе установление собственных профессиональных и этических стандартов внутри объединений фирм.
Учитывая вышеизложенное целесообразно иметь регулирование адвокатской деятельности в рамках адвокатской корпорации и отдельно – саморегулирование бизнес-консалтинга.
В противном случае мы будем снова иметь спор в Конституционном Суде.
Также тормозом для вступления бизнес-юристов в адвокатское сообщество является налоговое законодательство. С точки зрения налогообложения деятельность бизнес-юриста намного выгоднее деятельности адвоката.
Адвокатские образования не могут применять упрощенную систему налогообложения, в то время, как хозяйственные общества, так и индивидуальные предприниматели такую систему применять могут. В результате адвокат платит со своего гонорара налог на доходы физических лиц по ставке 13%, а бизнес-юрист — индивидуальный предприниматель, применяя упрощенную систему налогообложения в форме обложения доходов, платит налог по ставке 6 %. При этом адвокат еще обязан платить отчисления на содержание адвокатской палаты. Простой расчет показывает разницу.
Так, например адвокат и бизнес-юрист получили гонорар за год по 2 млн. рублей. Адвокат заплатит налог рассчитанный следующим образом. На уменьшение налогооблагаемой базы у адвоката пойдут его расходы: отчисления на содержание адвокатской палаты, ну например – среднее значение по России 1000 руб. в месяц, за год – 12000 руб., отчисление на пенсионное и социальное страхование 16500 руб. Итого 28500 руб. Налогооблагаемая база у адвоката составит 2000000 – 28500 = 1971500 руб. Сумма налога на доходы физических лиц составит 1971500 * 13% = 256295 руб. Всего адвокату при заработке придется отдать с этого заработка сумму 256880 руб. + 28500 руб. = 284795 руб.
Теперь посчитаем отчисления бизнес-юриста, имеющего статус индивидуального предпринимателя. Налог при упрощенной системе налогообложения при объекте обложения  в виде доходов составит 2000000 * 6% = 120000 руб. Отчисления 15000 руб. Однако – эти отчисления идут на уменьшение суммы налога при применении упрощенной системы налогообложения. Таки образом бизнес-юрист заплатит со своего заработка 120000 руб., получив бонус за отсутствие статуса адвоката в размере 164795 руб., который он может потратить на отдых в той же Турции.

При этом адвокат имеет еще и большую головную боль в отношении с налоговиками, которые имеют полное законное право каждый год проводить в отношении него налоговую проверку в части правильности признания расходов при исчислении налога на доходы физических лиц. Ваш покорный слуга каждый год проходит через эту процедуру, т.к. сам в течение всего года доставляет налоговикам много головной боли в арбитражных судах и вне их, оказывая помощь в рамках административных правоотношений.

Тем самым налоговики имеют реальный правовой механизм посягать на независимость адвоката, используя административный ресурс, если этот адвокат ведет дела по спорам с налоговыми органами. И в этой ситуации бизнес-юрист, не имеющий статуса адвоката имеет гораздо больше независимости от посягательств на его деятельность путем применения со стороны государственных органов административных рычагов давления.

До 2006 года адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, могли применять упрощенную систему налогообложения. Однако, как тогда, так и сейчас имеет место быть очень много споров относительно деятельности адвокатских кабинетов. В 2005 году, когда вносился законопроект о запрете применения адвокатскими кабинетами упрощенной системы налогообложения, деятельность кабинетчиков у руководства адвокатских палат вызывала очень много негатива. А упрощенная система налогообложения служила очень существенным стимулом для исхода адвокатов из коллегий и учреждения адвокатских кабинетов. Борясь с ростом числа адвокатских кабинетов, руководство адвокатской корпорации нанесло очень серьезный удар по адвокатскому сообществу, что привело к исходу наиболее квалифицированных бизнес-юристов из рядов адвокатуры.

В этом случае модернизация законодательства, регулирующего адвокатскую деятельность лежит в части налогообложения гонорара и очень сильно тяготеет к налоговой сфере.
Чтобы сделать адвокатуру привлекательной для бизнес-юристов, необходимо для них обеспечить в первую очередь экономические выгоды, Для этого для адвокатов необходимо значительно снизить налоговую нагрузку. Именно по этой причине мы наблюдаем зачастую отток из среды адвокатов в среду бизнес-юристов. Так адвокат в процессе своей карьеры делает свое имя брендом в сфере решения вопросов имущественных и коммерческих. Уголовный процесс для него с финансовой точки зрения теряет смысл, а дежурства по оказанию бесплатной юридической помощи становятся существенным обременением. Для клиентов такого юриста нет никакой разницы, имеет ли данный юрист статус адвоката или нет, главное, чтобы он мог профессионально оказывать юридическую помощь. Тогда наступает момент, когда статус адвоката для такого юриста становится уже якорем и причиной ненужной траты денег. Здесь можно статус адвоката сравнить со второй ступенью ракеты, которая поднимается в космос. Так на сегодняшний день карьера молодого адвоката развивается следующим образом. Учась в юридическом ВУЗе, молодой человек набирается знаний, на четвертом курсе становится помощником адвоката в коллегии. Получив диплом, набравшись уже и практического опыта, приобретате статус адвоката и продолжает в этом статусе деятельность в коллегии. Его клиентская база постоянно увеличивается, начинают появляться серьезные клиенты, постепенно снижается доля уголовных дел в нагрузке, появляются признаки зависти у коллег, которые ранее имели неудачный опыт работы в прокуратуре, суде, и для которых адвокатура стала вынужденной пристанью для неудачников. Данный фактор молодого адвоката начинает тяготить, и он как ракета сбрасывает первую ступень, прекращает членство в коллегии и учреждает адвокатский кабинет. Начинает работу вторая ступень ракеты. Статус адвоката еще имеет значение для юриста, но значимость его падает с каждым днем. Особенно эта значимость падает при увеличении объема заработка, когда приходится платить очень существенные суммы налогов. И наконец встает дилемма сколько платить налога 6 или 13%? Здесь наконец сумма налога перевешивает престижность статуса адвоката. Все! Во второй ступени топливо кончилось, пора её сбрасывать, т.е. прекращать статус адвоката и уходить в бизнес-юристы.

И здесь вдруг проясняется картина, что адвокатское сообщество — это такой слой юристов, где встречаются стремительно летящие вверх молодые дарования, и опускающиеся вниз неудачники из прокуратур, судов, следственных отделов, которые приобретая статус адвоката, используют какое-то время свои старые связи для решения вопросов клиентов. Но такие возможности так или иначе сейчас сокращаются, потому что в нашей стране какие-то успехи в борьбе с коррупцией все же есть.
Такую ситуацию может перевесить только престижность статуса адвоката, который является атрибутом самой высокой квалификации. Тормозом для этого является перешедший в современную эпоху образ адвокатуры как гавани для неудавшихся судебно-прокурорских и следственных работников. Эту тенденцию надо остановить. Нельзя допустить, чтобы адвокатские палаты в погоне за ростом денежных  отчислений за счет роста численности палаты принимали в адвокаты всех желающих. Для этого необходимо обеспечить жесткий отбор претендентов на статус адвоката. При этом представляется целесообразным завести электронное досье на каждого адвоката с видеозаписью квалификационного экзамена, данными дисциплинарных производств и видеозаписями рассмотрения этих производств.
Адвокатская корпорация должна заботится о высоком профессиональном уровне своих рядов. Эта задача должна решаться в том числе за счет привлечения в ряды адвокатов талантливых молодых юристов. Чтобы решить эту задачу, надо отказаться от вступительных взносов в адвокатскую палату, которые скромно именуются отчислениями за первый месяц деятельности после получения статуса адвоката. Так зачастую для начинающего, но грамотного юриста сумма первого взноса в размере 70 тыс. рублей зачастую оказывается неподъемной. Необходимо внести изменения в Закон об адвокатской деятельности, ограничивающие размер членских взносов.
У многих «вольных юристов» в связи с этим возникают опасения, что в случае принятия Федерального закона «Об оказании профессиональной юридической помощи» их заставят под угрозой прекращения деятельности платить вступительные взносы.
Также у частнопрактикующих юристов возникает вопрос: если мы поступим в адвокатуру, получим ли мы доступ к управлению, то есть сможем ли обеспечить свое представительство в органах адвокатского самоуправления? Ведь уголовных адвокатов значительно больше, чем бизнес-юристов, и если выборы будут осуществляться только исходя из численности, то советы, скорее всего, будут сформированы преимущественно из представителей уголовной адвокатуры, которые станут диктовать свое мнение всем остальным.
Крупные и средние юридические фирмы, объединяющие высококвалифицированных юристов, заинтересованы в саморегулировании в том числе и потому, что саморегулирование предполагает установление профессиональных, этических, ценовых стандартов, а также стандартов в сфере ценовой политики. Наличие таких стандартов означает дополнительные гарантии качества их услуг и тем самым способствует привлечению новых клиентов. Но заинтересованы ли в саморегулировании мелкие фирмы и индивидуальные предприниматели, которые не делают ставку на профессионализм и качество, а привлекают клиентов с помощью демпинга? Ведь деятельность большинства из них вряд ли сможет отвечать требованиям, которые будут установлены саморегулируемыми организациями.
Этот вопрос решают рынок и потребитель. Если вы столкнулись с правовой проблемой, вам не все равно, кто ею заниматься, – вы будете искать того, кто сможет решить вашу проблему профессионально. Поэтому вы проверите, какой у компании опыт работы, включена ли она справочники, и т.д. Если профессиональные союзы станут активно вести пропагандистскую и рекламную деятельность, информируя потребителей, что тех, кто не входит в союз, не приняли по той причине, что у них низкая квалификация, компании будут стремиться вступать в такие союзы.
Другой вариант решения вопроса – взыскание судебных расходов. Юрист говорит клиенту: сейчас ты мне платишь гонорар, но когда я выиграю твой спор, то постараюсь взыскать этот гонорар с другой стороны. Суды достаточно осторожно подходят к взысканию расходов на оплату услуг представителя, но если компания входит в организацию, где цены регулируются, то у суда нет оснований полагать, что юрист пытается нажиться за счет проигравшей стороны. В такой ситуации взыскание расходов становится реальностью, что тоже привлекает клиентов и, соответственно, служит для юриста стимулом поступить в организацию.
Не нужно загонять в адвокатуру силой – нужно создать условия для того, чтобы в ее рамках могла развиваться бизнес-адвокатура. И через десять лет посмотреть, как будут развиваться бизнес-адвокатура и юридический бизнес вне адвокатуры, чтобы решить, стоит ли вообще поднимать вопрос о регулировании профессии.
Сейчас нет надежных аргументов в пользу того, почему надо каким-то образом урегулировать деятельность бизнес-юристов, не входящих в адвокатуру.
Сторонники принятия Федерального закона «Об оказании профессиональной юридической помощи» в сегодняшней редакции проекта сетуют, что среди тех, кто занимается судебным представительством, много безграмотных проходимцев, поэтому надо перекрыть им доступ в суды.
Однако, представляется, что таких проходимцев меньшинство. И управу на них найти очень даже просто. Для этого в Гражданском кодексе есть статья 1064, устанавливающая порядок возмещения вреда. Данная статья может применена при некачественном оказании юридических услуг.
Именно поэтому на сегодняшний день нельзя императивно ограничивать сферы юридической помощи. В этих условиях адвокатура должна бороться за высокий профессионализм членов адвокатской корпорации, за их честность и порядочность. Именно эти факторы могут сыграть решающую роль в привлечении клиентуры.

Сейчас к адвокатам зачастую относятся как к стряпчим до 1866 года. И такое отношение имеет место со стороны судей, прокуроров, следователей и т.д. до тех пор пока адвокат не покажет свою действительную квалификацию. Но беда в том, что далеко не каждый адвокат может показать такую квалификацию.

Следующим направлением модернизации законодательства об адвокатуре является решение проблемы связанной с «гонораром успеха».
Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» указал следующее: «Ставя перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК Российской Федерации, заявители, по существу, также исходят из того, что при оказании правовых услуг оплате подлежат не только сами действия (деятельность) исполнителя, но и тот специфический результат, для достижения которого заключается соответствующий договор, а именно вынесение решения суда в пользу заявителя. Между тем подобная цель — в том смысле, в каком цель того или иного заключаемого договора определена в Гражданском кодексе Российской Федерации либо выявлена из содержания договора при его истолковании в соответствии с частью второй статьи 431 ГК Российской Федерации, — не может рассматриваться как отвечающая требованиям, вытекающим из содержания главы 39 ГК Российской Федерации». Далее фактически лишь на основании указанной выше посылки Конституционный Суд пришел к выводу о том, что действующий ГК РФ не допускает подобных положений договоров, поскольку «в системе действующего правового регулирования, в том числе положений гражданского законодательства, судебное решение не может выступать ни объектом чьих-либо гражданских прав (статья 128 ГК Российской Федерации), ни предметом какого-либо гражданско-правового договора (статья 432 ГК Российской Федерации)». Далее, что примечательно, Конституционный Суд указал, что «этим не исключается право федерального законодателя с учетом конкретных условий развития правовой системы и исходя из конституционных принципов правосудия предусмотреть возможность иного правового регулирования, в частности в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь».
Вот здесь то и лежит как раз ключ к решению проблемы «вольных стрелков». В Федеральном законе «Об оказании профессиональной юридической помощи» как раз и целесообразно решить вопрос выплаты «гонорара успеха» в том ключе, что получение гонорара успеха возможно только лицами, оказывающими профессиональную юридическую помощь. Не это ли стимул к повышению квалификации и вливанию в ряды профессиональных юристов?
Следующая проблема модернизации законодательства об адвокатуре – это решение вопроса реализации статуса адвоката в части общения с различными органами в плане получения доказательств по делу. Не для кого сегодня не секрет, что запросы адвокатов в большинстве своем игнорируются. В результате необходимые доказательства получаются посредством направления запросов судами. В этом случае производство по делу затягивается, т.к. суд вынужден повторять запросы, которые ранее направлялись адвокатом и были проигнорированы.
Решить данную проблему может установление ответственности лиц, которые не выполнили законных требований адвоката. Данная мера позволит адвокату обращаться в суд, проведя необходимую подготовку к рассмотрению дела, не загружая суды излишней перепиской, тем самым экономя процессуальные ресурсы.

Статус адвоката необходимо поднимать за счет наделения адвоката действенными рычагами для оказания эффективной юридической помощи.

Так, например статья 57 ГПК РФ предусматривает возможность оказания судом содействия в получении доказательств. На практике это означает затягивание процесса, когда стороны приходят в судебное заседание и говорят, что в таком-то государственном органе есть документы, которые являются доказательствами их позиции по делу. Суд выдает запросы в эти организации и откладывает судебное заседание.

Зачем на суд возлагать обязанности по содействию получения доказательств? Это вполне грамотно могут сделать адвокаты. Однако нормы ст. 6 Закона об адвокатуре реально не работают. Адвокатские запросы просто игнорируются. Санкции за неисполнение запросов адвокатов не предусмотрены. В результате адвокат не может провести эффективную подготовку к рассмотрению дела, и это бремя перекладывается на суд. Зачастую при отсутствии тех или иных документов невозможно даже сформировать позицию по делу. В этом случае после получения по запросу суда соответствующих доказательств, приходится уточнять исковые требования, что также затягивает процесс.

А вот если будет иметь место эффективный механизм обеспечения исполнения адвокатского запроса, то адвокат сможет произвести всестороннюю подготовку к рассмотрению дела в суде еще до подачи искового заявления., и обеспечить рассмотрение дела судом за минимально возможное количество судебных заседаний. в этом случае отношение судей к адвокатам изменится существенно. Появится естественный для вытеснения с юридического рынка лиц, не имеющих статуса адвоката.

С учетом развития информационных технологий адвокатам необходимо предоставить доступ к государственным информационным системам наравне с нотариусами и судами, при этом установив ответственность адвокатов за необоснованное использование своих полномочий.

На сегодняшний день выписку из реестра прав на недвижимое имущество по электронному запросу могут получить, нотариусы, арбитражные управляющие, но адвокаты в число таких лиц не входят. Эту проблему надо решать, т.к. от этого напрямую зависит качество оказываемой юридической помощи.

На данную проблему обращали внимание уже неоднократно представители различных сфер, в том числе и представители судейского сообщества.
Таким образом, можно сделать вывод, что модернизация законодательства об адвокатуре должна решаться по следующим направлениям.
Во-первых, необходимо принять Федеральный закон «О профессиональной юридической помощи», в котором определить адвокатуру как один из видов профессиональной юридической помощи.
Во-вторых, необходимо снизить налоговое бремя на адвокатуру, разрешив вновь использование упрощенной системы налогообложения для адвокатов.
В-третьих, необходимо установить в рамках Федерального закона «О профессиональной юридической помощи» порядок выплаты «гонорара успеха».
В-четвертых, необходимо установить ответственность за неисполнение запросов адвоката лиц, которым направлен данный запрос. Тем самым для адвоката должны быть обеспечены условия для сбора необходимых доказательств и подготовки дела к судебному разбирательству.
Среди других принципов, которыми необходимо руководствоваться при осуществлении указанного реформирования, можно отметить:

  • единство адвокатских объединений в рамках всего государства;
  • организацию взаимоотношений с органами государственной власти на основе партнерства;
  • дальнейшее реформирование института адвокатуры в рамках уже существующих международных принципов и стандартов как в области оказания юридической помощи, так и в области адвокатской деятельности;
  • позиционирование адвокатуры как независимой саморегулируемой организации, подчиненной интересам не государства, а общества и направленной на обеспечение положений ст. 48 Конституции РФ, а именно на оказание профессиональной юридической помощи.

Причина, по которой приоритет отдается созданию именно системы адвокатских формирований государства, заключается в следующем: хорошо организованной системе правоохранительных органов государства, представляющих сторону обвинения в суде, может достойно противостоять только хорошо организованная система, представляющая сторону защиты.
Причем «противостояние» сторон обвинения и защиты начинается уже тогда, когда правоохранительные органы через свое «лобби» в законодательных органах обеспечивают принятие правовых актов, создающих благотворную почву для коррупции в самих силовых структурах, способствующих ущемлению прав человека, признанных в международно-правовых актах. Лоббирование принятия нормативных правовых актов принципиально является доступным только хорошо организованной системе.
Таким образом, единство системы адвокатуры в рамках Российской Федерации не только будет способствовать развитию возможностей адвокатуры в судебном процессе и на стадии предварительного следствия, но и создаст условия для защиты интересов адвокатского корпуса еще на стадии принятия нормативных правовых актов, так или иначе касающихся юридической помощи населению и адвокатской деятельности.
Следующим принципом реформирования российской адвокатуры следует признать осуществление всего реформирования исключительно в рамках построения партнерских отношений между адвокатским объединением и органом государственной власти. В связи с этим концепция реформирования института адвокатуры предполагает установление партнерских взаимоотношений между адвокатурой и государственными структурами, прежде всего в вопросах обеспечения гарантированных Конституцией РФ прав и свобод субъектов, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации, а также обеспечение верховенства права и закона. Помимо всего прочего партнерские отношения предполагают: отсутствие подчиненности друг другу, наличие корреспондирующихся прав и обязанностей, взаимной ответственности за нарушение условий партнерского взаимодействия.
Следующий принцип — принцип реформирования института адвокатуры в рамках международно-правовых стандартов — предполагает:

  • определение соответствия правового статуса адвокатуры в Российской Федерации международно признанному месту этого института в жизни общества;
  • присоединение к различного рода международно-правовым инициативам, регламентирующим правила оказания юридической помощи, а также осуществление адвокатской деятельности и выполнение этих инициатив на практике.

Несоблюдение указанного принципа при реформировании института российской адвокатуры не только значительно усложнит сам процесс реформирования (просто потому, что в данной ситуации правила осуществления адвокатской деятельности придется формировать самостоятельно, т.е. игнорируя уже сложившиеся в мировой практике), но и усложнит будущие контакты с представителями иностранных адвокатских корпусов как на территории Российской Федерации, так и за рубежом.
Исходя из этого, а также учитывая пока еще не ратифицированные Российской Федерацией международно-правовые соглашения, принцип независимости адвокатуры должен стать своеобразным «краеугольным камнем» в процессе дальнейших преобразований в области адвокатской деятельности.

В теченпие 2015 г. велись бурные дискуссиии относительно адвкатской монополии в рамках разработки Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. В её разарботке участвовали представители адвокатуры и юридического бизнеса. В прессе много писалось об этой работе, но никто не видел проекта Концепции, что вызывало справедливое возмущение юридического сообщества. Задача стояла таким образом, что до конца декабря 2015 г.проект Концепции должен быть внесен в Правительство РФ. Судя по отголоскам из рабочей группы, которые противоречат публикациям в прессе проект Концепции, внесенный в Правительство РФ не тот, который был выработан юридическим сообществом, а правка сделанная в последний момент 30 ноября 2015 г. заместителем министра юстиции РФ Любимовым Ю. По сей день этот проект Концепции официально не опубликован. однако, автору Пособия удалось получить все варинаты проекта Концепции, которые были выработаны во время её обсуждения. Вашему вниманию представляю проект, который был направлен в Правительство. Этот проект уже получил отрицательные отзыввы МВД и Минэкономразвития. Причина, нререшенность в проекте приведенных выше проблем.

КОНЦЕПЦИЯ
регулирования рынка профессиональной юридической помощи
Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи (далее – Концепция) направлена на обеспечение доступа граждан и юридических лиц к получению квалифицированной юридической помощи, разработана в целях реализации государственной программы Российской Федерации «Юстиция», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2014 № 312 (далее – Государственная программа) (Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, № 18 (ч. III), ст. 2158). Настоящая Концепция составлена в соответствии с требованиями, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 02.08.2001 № 576 «Об утверждении Основных требований к концепции и разработке проектов федеральных законов» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, № 35, ст. 3636; 2006, № 6, ст. 714; 2009, № 12, ст. 1443, № 19, ст. 2346; 2010, № 9, ст. 964; 2011, № 29, ст. 4465; 2013, № 38, ст. 4831, № 48, ст. 6278; 2015, № 12, ст. 1758).
Целями Государственной программы являются развитие в обществе правовой модели поведения граждан, преодоление правового нигилизма, поддержание устойчивого уважения к закону.
Применительно к регулированию рынка профессиональной юридической помощи (подпрограмма 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализация прав граждан и организаций») для достижения указанных целей в Государственной программе поставлены следующие задачи:
упорядочение системы оказания квалифицированной юридической помощи и реформирование института адвокатуры;
объединение разрозненного рынка юридических услуг в единую регулируемую профессию, подчиняющуюся общим этическим требованиям;
развитие и поддержание конкуренции на рынке профессиональных юридических услуг путем ограничения доступа на рынок для недобросовестных участников;
создание механизма регулярного профессионального совершенствования и подтверждения квалификации адвокатов, а также введения
в действие эффективного механизма исключения из профессии;
развитие механизмов оказания адвокатами бесплатной юридической помощи.

1. Основная идея, цель и предмет регулирования
Российская Федерация является одной из немногих стран мира, в которых право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе, в установленных законом случаях, на получение бесплатной юридической помощи, носит конституционный характер (статья 48 Конституции Российской Федерации). Вместе с тем в силу ряда исторических причин практическая реализация этого права затруднена.
Современный рынок профессиональной юридической помощи в Российской Федерации представлен несколькими группами участников с разными условиями регулирования в части допуска к профессии, требований к субъектам, механизмов корпоративного регулирования, мер ответственности за нарушение правовых норм и этических правил, степени регуляторного участия государства.
Отсутствие единого подхода к правовому регулированию профессиональной юридической помощи не только затрудняет реализацию прав граждан и организаций, но и отрицательно влияет на обеспечение защиты публичных интересов.
Существующая ситуация не отвечает интересам ни потребителей юридической помощи, которые лишены гарантий оказания качественных услуг в виде механизма привлечения к ответственности непрофессиональных консультантов, ни адвокатов, которые испытывают конкуренцию со стороны участников нерегулируемого рынка, ни независимых консультантов, которые не могут воспользоваться традиционными для развитых рынков юридических услуг элементами статуса адвоката и инструментами выстраивания отношений с клиентами (этические правила, страхование ответственности и т.д.).
Ключевой проблемой современного российского рынка профессиональной юридической помощи является наличие среди адвокатов и консультантов, оказывающих юридические услуги, немалого числа лиц, предоставляющих клиентам услуги самого низкого качества, зачастую вовлеченных в недобросовестные, а иногда и в преступные практики. При этом действующее правовое регулирование не содержит эффективных механизмов борьбы с такими лицами.
Вместе с тем, за период, прошедший с момента разделения адвокатуры и юридического консалтинга в начале 1990-х годов, на рынке профессиональной правовой помощи возникло немало организаций, придерживающихся самых высоких стандартов профессии, но при этом не интегрированных в адвокатуру.
Таким образом, основной задачей предстоящей реформы является объединение разрозненной сферы профессиональной юридической помощи в единое профессиональное сообщество, подчиненное общим правовым и этическим правилам, объединяющим лучшие стандарты, как сегодняшней адвокатуры, так и юридического консалтинга. При этом должен быть создан механизм эффективного избавления профессиональной юридической корпорации от недостойных участников. Важным результатом преобразований должно стать создание современной адвокатуры, отвечающей вызовам времени и запросам самых разных групп клиентов, включая крупные российские и транс национальные компании.
Применяемые в тексте Концепции понятия и термины используются
в следующих значениях:
1) профессиональная юридическая деятельность – это квалифицированная деятельность по юридическому сопровождению учреждений, организаций (юридических лиц), групп компаний, холдингов, и органов
их управления, осуществляемая, в том числе, путем участия в различных видах судопроизводства (конституционного, уголовного, административного, гражданского, арбитражного) лицами, работающими по трудовому договору
в указанных юридических лицах и имеющими высшее юридическое образование, подтвержденное дипломом о получении высшего профессионального образования учебного заведения Российской Федерации либо иностранного государства, которой признается в Российской Федерации;
2) квалифицированная юридическая помощь — это деятельность по оказанию на постоянной профессиональной и возмездной основе неограниченному кругу лиц юридических услуг и услуг по представительству (в том числе судебному
и в административных органах), осуществляемая допущенными к ней по определенной законом процедуре и в соответствии с квалификационными требованиями лицами для которых обязательны установленные профессиональные стандарты и этические нормы;
3) юристом, квалифицированным по российскому праву, является лицо, получившее российское юридическое образование;
4) адвокатом является юрист, квалифицированный по российскому праву,
и получивший в установленном Федеральным законом от 31.05.2002 № 63-ФЗ
«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) порядке статус адвоката.

2. Место предлагаемых изменений в системе действующего законодательства

Предлагаемое реформирование рынка профессиональной юридической помощи направлено на реализацию гарантий получения квалифицированной юридической помощи, установленных статьей 48 Конституции Российской Федерации, и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, касающихся квалифицированной юридической помощи, выраженных в постановлениях от 28.01.1997 № 2-П, 26.12.2003 № 20-П, 09.07.2012 №17-П, определениях от 05.12.2003 № 446-О и № 447-О, 05.02.2004№ 25-О.
Реформирование рынка квалифицированной юридической помощи не распространяется на работников органов государственной власти и органов местного самоуправления, работников государственных юридических бюро, нотариусов, патентных поверенных.
Российской Федерации Реформа квалифицированной юридической помощи не затрагивает юрисконсультов, осуществляющих профессиональную деятельность по трудовому договору в составе юридических служб предприятий, учреждений и организаций (юридических лиц), группы компаний, холдингов.
Положения настоящей Концепции не распространяются на оказание юридической помощи субъектам предпринимательской деятельности общественными помощниками уполномоченных по защите прав предпринимателей, а также лицами, которые на основании трудового или гражданско-правового договора обеспечивают деятельность уполномоченных по защите прав предпринимателей.
Поскольку общее содержание преобразований сводится к объединению всех лиц, оказывающих на профессиональной основе юридические услуги третьим лицам, на базе существующей адвокатуры, потребуется соответствующее изменение нормативного регулирования данного института. Помимо изменений Закона об адвокатуре предполагается отдельные нормативные правовые акты дополнить положениями о понятии квалифицированной юридической помощи и условиях ее оказания.
Изменения и дополнения в законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, касающиеся организационно-правовых форм адвокатских образований, порядка их создания и деятельности, необходимо согласовать с нормами, регулирующими деятельность юридических лиц (Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ с последующими
изменениями). В части регулирования трудовых прав и обязанностей адвокатов в случае их найма по трудовому договору необходимо дополнение Трудового кодекса Российской Федерации нормами, определяющими особенности труда адвокатов и распространяющими на адвокатов, работающих по найму, социальных гарантий работников.
Установление исключительного права адвокатуры на судебное представительство обеспечивается внесением изменений и дополнений в процессуальное законодательство (Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации).
Исключение из сферы оказания квалифицированной юридической помощи недобросовестных участников обеспечивается введением административной ответственности в отношении граждан, систематически занимающихся частной юридической практикой, но не зарегистрированных в установленном порядке, с соответствующими дополнениями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. С учетом указанного, необходимо ввести в законодательство понятие квалифицированной юридической помощи, позволяющее четко идентифицировать сферу регулирования законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности.
Вопрос о предоставлении адвокатам социальных гарантий, эквивалентных гарантиям, предусмотренных действующим трудовым законодательством для работников, и направленных на создание благоприятных условий работы адвокатов в адвокатском образовании, обеспечивается внесением изменений в трудовое и социальное законодательство.
Объединение субъектов оказания квалифицированной юридической помощи потребует введения обязательного страхования рисков профессиональной ответственности адвокатов и адвокатских образований как в целях защиты интересов самих адвокатов (адвокатских образований), так и их доверителей, а также требования об обязанности адвокатов и адвокатских образований раскрывать сведения о наличии заключенного договора страхования.
Для дальнейшего развития системы бесплатной юридической помощи необходимо будет предусмотреть порядок привлечения стажеров к оказанию бесплатной юридической помощи, предусмотреть в законодательстве стимулы для оказания адвокатами бесплатной, качественной и доступной юридической помощи социально незащищенным слоям населения, законодательно расширить случаи ее оказания, устранить увязку бесплатной и доступной юридической помощи с размером прожиточного минимума.
Внесение изменений и дополнений в Закон об адвокатуре (или принятие его в новой редакции) в связи с реализацией Концепции, а также внесение изменений и дополнений в иные, указанные выше нормативные правовые акты, не потребует дополнительных расходов из федерального бюджета и бюджетов других уровней.
3. Общая характеристика и оценка состояния правового регулирования
3.1. Субъекты рынка профессиональной юридической помощи
В настоящее время в России правовая помощь оказывается следующими группами субъектов:
1) Адвокатами, осуществляющими деятельность по оказанию квалифицированной юридической помощи в следующих организационно-правовых формах:
i) адвокатский кабинет (не является юридическим лицом);
ii) коллегия адвокатов (юридическое лицо);
iii) адвокатское бюро (юридическое лицо);
iv) юридическая консультация (юридическое лицо).
2) Юрисконсультами, осуществляющими профессиональную юридическую деятельность по трудовому договору в составе юридических служб предприятий, учреждений и организаций (юридических лиц), групп компаний, холдингов.
3) Юридическим (консалтинговым) бизнесом — частными юридическими консультантами, осуществляющими коммерческую деятельность в следующих организационно-правовых формах:
i) хозяйственное общество — общество с ограниченной ответственностью или акционерное общество (юридические лица);
ii) представительство или филиал иностранной юридической фирмы (не являются юридическими лицами);
iii) индивидуальный предприниматель (без образования юридического лица).
4) Частными юридическими консультантами, оказывающими правовые услуги в составе некоммерческих организаций — корпоративных или унитарных, а также в составе общественных объединений (юридических лиц);
5) Гражданами, систематически занимающимися частной юридической практикой, но не зарегистрированными в установленном порядке как индивидуальные предприниматели, в том числе без постановки в этом качестве на налоговый учет.
3.2. Необходимость реформирования
Сегментация рынка профессиональной юридической помощи в Российской Федерации, описанная выше, имеет исторические предпосылки и является уникальной в мире. Подобное разнообразие организационных форм юридического консультирования стало возможным в результате постепенного выделения из состава единой прежде адвокатуры сначала независимых коллегий адвокатов, а затем – и самостоятельных консультантов, не обладающих адвокатским статусом.
Постепенно из последней группы консультантов возникли юридические фирмы. Одновременно на российском рынке юридических услуг появились филиалы и представительства зарубежных юридических фирм. Таким образом, сфера профессиональной юридической помощи на протяжении более чем 20 лет развивалась стихийно в условиях фактически «нулевого» государственного регулирования.
Подобное развитие рынка юридических услуг привело к тому, что преимуществами свободного регулирования воспользовались как те юристы, которые опережали его развитие, чутко реагируя на возрастающие потребности в юридической помощи быстро растущей экономики, так и те консультанты, которых привлекала в нерегулируемом правовом поле возможность избежать профессионального и этического контроля со стороны адвокатской корпорации.
Исследование мирового опыта показывает, что в подавляющем большинстве стран оказание квалифицированной правовой помощи населению и бизнесу как сфера повышенного риска для материальных и личных интересов клиентов регулируется и регламентируется жесткими нормативными и профессиональными правилами. Однозначно неприемлемой представляется ситуация, при которой разные группы профессионалов, оказывающих одни и те же по сути дела услуги, подпадают под существенно различающиеся регуляторные режимы.
В этой связи предлагается осуществить серию изменений, направленных на постепенное сближение и объединение различных групп субъектов, оказывающих юридические услуги, в единую профессиональную корпорацию, регулируемую едиными нормативными и профессиональными (в том числе этическими) правилами, обладающую единым порядком допуска и исключения из профессии.
Анализ сферы оказания правовой помощи позволяет сделать вывод о том, что такое объединение целесообразно провести на базе обновленной адвокатуры, действующей на основании закона об адвокатуре. Адвокатура представляется оптимальной базой для объединения профессии в силу следующих причин:
1) Такое решение является традиционным в подавляющем большинстве стран мира и, следовательно, с одной стороны – доказавшим свою эффективность, с другой стороны – понятным мировому юридическому сообществу и транснациональным клиентам;
2) Адвокатский статус в наибольшей степени соответствует природе квалифицированной юридической помощи как непосредственно связанной с публично-правовыми функциями, прежде всего в случаях судебного представительства и особенно защиты в уголовном судопроизводстве;
3) В рамках адвокатуры достигается баланс государственного и внутрикорпоративного регулирования;
4) Адвокатура уже сегодня обладает организационной структурой, на базе которой технически возможно осуществить объединение профессии.
Важным аспектом реформы является готовность самой адвокатуры к изменениям и существенному реформированию. В ходе реформы ряды адвокатуры пополнят, в том числе лучшие представители юридического консалтинга, которые и сегодня, несмотря на формальное отсутствие контроля над ними, дисциплинарных практик и формализованных этических правил, являются элитой профессии, отвечающей самым высоким требованиям. Реформирование юридической профессии только тогда станет возможным, когда указанные лица получат реальную и эффективную возможность обогатить адвокатуру своими опытом, компетенцией и морально-этическими стандартами, а сама адвокатура будет готова предоставить этой части консультационного сообщества равные и справедливые права на участие в профессиональной жизни и самоуправлении. Ключевой предпосылкой реформы является и создание действенных механизмов для устранения из существующего адвокатского сообщества недобросовестных и  неквалифицированных лиц, повышение доверия общества к институту адвокатуры в целом.
При проведение реформы планируется объединение на базе адвокатуры следующих групп участников рынка профессиональной юридической помощи:
a) собственно адвокатура (группа 1);
b) юридический бизнес (группа 3);
c) юридические консультанты, осуществляющие деятельность в составе некоммерческих организаций (группа 4).
Юристы из группы 2 (юрисконсульты, осуществляющие профессиональную деятельность по трудовому договору в составе юридических служб предприятий, учреждений, организаций) не включены в процедуру объединения на базе адвокатуры, за ними сохраняется право на судебное представительство предприятий, учреждений, организаций, группы компаний, холдинга, вкоторых они осуществляют деятельность по трудовому договору. Право быть представителем в суде, наряду с представителем-юристом (юрисконсультом) возможно предоставить и другим сотрудникам предприятий, учреждений, организаций, холдингов, группы компаний, участие которых в судебном рассмотрении необходимо для представления интересов работодателя.
Лица, систематически занимающиеся частной юридической практикой, но не зарегистрированные в установленном порядке, в том числе без постановки в этом качестве на налоговый учет (группа 5) будут поставлены перед выбором:
либо вступить в адвокатуру на общих основаниях, либо прекратить юридическую практику.
Наряду с задачей по объединению юридической профессии в единую корпорацию задачей реформы является приведение организационно-правового, трудо-правового и фискального инструментария адвокатуры в соответствие с потребностями современного рынка юридических услуг.
Наиболее проблемными в настоящее время представляются следующие аспекты:
1) возможность вступления адвокатского образования от своего лица в договорные отношения с доверителями по оказанию квалифицированной юридической помощи;
2) объем правосубъектности адвокатского образования;
3) проблема ответственности адвоката и ответственности адвокатского образования по обязательствам адвоката, а также страхования рисков профессиональной ответственности;
4) возможность найма адвоката другим адвокатом или адвокатским образованием;
5) допустимость получения адвокатским образованием финансового результата и распределения гонораров между адвокатами.

3.3. Анализ зарубежного регулирования и правоприменительной практики
Практика законодательного регулирования деятельности по оказанию юридической помощи в странах с развитой правовой системой во многом схожа с тем порядком, который определен в качестве цели реализации Концепции. Общим признаком данного правопорядка является осуществление деятельности по оказанию юридической помощи (услуг) адвокатами.
Так, в ходе исследования правовых систем более 100 государств мира выявлены следующие статистические данные:
i) в 54 % государств существует «адвокатская монополия» на весь спектр юридических услуг de jure;
ii) в 22 % государств – «адвокатская монополия» на весь спектр юридических услуг de facto;
iii) в 14 % государств – исключительное право адвокатов на судебное представительство;
iv) лишь в 10 % государств (наряду с Россией это Албания, Конго, Казахстан, Киргизия, Молдова, Украина, Эстония) – исключительное право адвокатов лишь на представительство по уголовным делам (и в некоторых случаях в ходе конституционного судопроизводства).

3.3.1. Сравнительный анализ российских и европейских форм адвокатских образований
Организация осуществления адвокатской деятельности схожа с формами адвокатских образований, закрепленными российским законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре. В то же время существуют варианты объединения адвокатов, аналогичные новой форме адвокатского образования, предлагаемого к внедрению в ходе реформирования (пункт 4.2 Концепции).
Аналогично российскому варианту адвокатской практики в форме адвокатского кабинета в зарубежных юрисдикциях допускается индивидуальная адвокатская деятельность. Адвокат может оказывать юридическую помощь индивидуально как физическое лицо (Франция, Германия). В Великобритании до 2007 года барристеры имели возможность осуществлять судебное представительство исключительно в индивидуальном порядке.
Индивидуальная практика допускается также в формах, которые отсутствуют в российском законодательстве об адвокатской деятельности и адвокатуре,например, путем единоличного учреждения товарищества с ограниченной ответственностью (Франция), единоличного предприятия или фирмы самостоятельной деятельности (Германия).
В отличие от небольшого разнообразия коллективных форм адвокатской деятельности в России (коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация), европейские юрисдикции предлагают большое разнообразие форм коллективного объедения адвокатов в целях осуществления профессиональной деятельности. При этом допускаются как некоммерческие, так и коммерческие коллективные адвокатские образования, а также структуры, занимающие промежуточное положение — имеющие черты как коммерческих, так и некоммерческих организаций.
Так, законодательство Франции предлагает следующие формы коллективных объединений в целях осуществления адвокатской практики:
1) Объединение в общество представителей свободных профессий с ограниченной ответственностью — наиболее популярно среди французских адвокатов. Участники общества не отвечают по его обязательствам. Размер ответственности ограничен суммой вклада в уставной капитал общества.
2) Ассоциация, в составе которой каждый адвокат сохраняет самостоятельность, имеет индивидуальные права в ассоциации, а также самостоятельно несет ответственность перед доверителем.
3) Гражданско-профессиональное товарищество, являющееся юридическим лицом, в котором адвокаты оказывают услуги от имени товарищества, участники несут неограниченную солидарную ответственность по обязательствам объединения, адвокат не получает гонорар, но получает долю в прибыли, соразмерную вкладу в уставный капитал.
Адвокаты Германии имеют возможность вести профессиональную деятельность в коллективных адвокатских образованиях, в том числе созданных в качестве коммерческих юридических лиц:
1) Общество с ограниченной ответственностью — имеет статус юридического лица, выступает в обороте от собственного имени, исключение ответственности участников общества по его обязательствам;
2) Партнерство — не является юридическим лицом, имеет ограниченную правоспособность, партнер самостоятельно несет ответственность во взаимоотношениях с доверителем;
3) Адвокатское частноправовое общество — традиционная форма, адвокат имеет статус участника общества и право голоса, солидарная ответственность адвокатов и общества.
В 2007 году в Великобритании вступил в силу Закон о юридических услугах, в соответствии с которым появились следующие возможности кооперации и взаимодействия барристеров:
1) Работа барристеров в партнерствах (Legal Disciplinary Practices) друг с другом, участвовать в управлении, владеть акциями (паями) создаваемых объединений;
2) Возможность создания структуры, именуемой ProcureCo, которая, по сути, является корпоративной формой осуществления барристерами деятельности. Владельцами ее могут быть барристер, несколько барристеров, существующие объединения (палаты). Данное объединение вправе привлекать сторонних специалистов на договорной основе.
3.3.2. Классификация коллективных форм адвокатских образований
В зависимости от целей деятельности адвокатского образования, их можно классифицировать следующим образом:
1) Коммерческие — гражданско-профессиональные сообщества во Франции, Дании, Нидерландах, общества с ограниченной ответственностью в Германии, США и Дании, акционерные общества в Швейцарии, партнерства в Великобритании, партнёрства с ограниченной ответственностью в Великобритании и США;
2) Некоммерческие — палаты барристеров в Великобритании, партнерства в Германии.
В зависимости от степени ответственности членов / участников адвокатского образования:
1) Неограниченная ответственность по долгам адвокатского образования — полное товарищество (Германия), гражданско-профессиональное товарищество (Франция), партнерство (Великобритания);
2) Ответственность адвокатов в пределах вкладов — общество с ограниченной ответственностью (Германия, Дания, США) и партнерство с ограниченной ответственностью (Великобритания и США);
3) Субсидиарная ответственность по обязательствам адвокатского образования – частноправовое общество (Германия).
В зависимости от правоспособности следует выделить следующие адвокатские образования:
1) Обладающие полной правоспособностью — гражданско-профессиональное товарищество (Франция, Бельгия);
2) Обладающие частичной правоспособностью — партнерство (Германия, Великобритания), общества с ограниченной ответственностью (Германия, Дания, США), партнёрства с ограниченной ответственностью (США, Великобритания);
3) Не обладающие правоспособностью, имеющие целью инфраструктурное обслуживание деятельности адвокатов — палаты барристеров (Великобритания), ассоциации и групповая адвокатская контора (Франция), совместное адвокатское бюро (Германия).

3.3.3. Подход к проблеме работы адвоката по найму
Европейское юридическое сообщество также столкнулось с коллизией, вызванной особым статусом и независимостью адвоката и возможностью его работы по найму. В настоящее время возможность для адвоката работать по трудовому договору предусмотрена законодательством Франции, Германии, Норвегии, Испании.
Разрешение данной коллизии было достигнуто за счет подробной регламентации порядка работы адвокатов по трудовому договору (на примере Франции):
1) Адвокат в любом случае (как при частной практике, так и при работе по найму) независим в своей профессиональной  деятельности;
2) Адвокат по найму вправе отказаться от принятия поручения и пользоваться всеми правами, установленными для адвокатов;
3) В трудовой договор адвоката включаются специальные предписания:
a) обязанность информировать работодателя о возможном конфликте интересов, связанных с работой по найму и адвокатской этикой, обязанность работодателя не поручать дел, которые могут привести к конфликту;
b) право адвоката не выполнять распоряжения работодателя в условиях конфликта интересов;
c) трудовой договор не влияет на объем гарантий, предоставляемых адвокату;
d) работодатель несет ответственность за деятельность наемного адвоката;
e) адвокат, работающий по найму, обязан уведомлять своего доверителя об этом и предоставлять сведения о своем работодателе.
также требует введения возможности найма адвоката по трудовому или по гражданско-правовому договору. При этом нанимателем (работодателем) может быть как адвокат, практикующий индивидуально, так и адвокатское образование в любой его форме, а также филиал (представительство) иностранной юридической фирмы.

4. Содержание реформы
4.1. Основные положения реформы
В условиях предполагаемого введения исключительного права адвокатов оказывать квалифицированную юридическую помощь, а также принимая во внимание, что объединение сферы оказания профессиональной юридической помощи планируется проводить на основе существующей адвокатуры, предлагается исходить из следующих основных положений реформы:
1) деятельность по оказанию квалифицированной юридической помощи не является предпринимательской;
2) адвокатские образования должны иметь возможность использовать и распределять финансовый результат деятельности в порядке, установленном их учредительными документами;
3) организация реформы адвокатуры должна обеспечить благоприятный режим для перехода частных юридических консультантов в адвокатуру в части процедуры, сроков, расходов и иных условий, частные консультанты должны получить возможность участвовать на равных условиях в управлении делами адвокатуры;
4) реформа должна обеспечить непрерывность процесса оказания квалифицированной  юридической помощи;
5) организация адвокатуры должна обеспечить необходимые условия создания крупных и конкурентоспособных на мировом рынке российских адвокатских образований;
6) условия для всех субъектов оказания квалифицированной юридической помощи, их права должны быть равными;
7) должна быть создана система квалифицированной и доступной юридической помощи для широкого круга пользователей;
8) должны возникнуть условия для профессиональной специализации юристов;
9) необходимо создать условия для качественного повышения эффективности государственного и общественного контроля за деятельностью адвокатов при условии сохранения независимости адвокатуры как института гражданского общества.
Наличие специализации и избрание определенной отрасли права в качестве основной (а возможно и единственной)  профессиональной практики предполагает формирование в адвокатских палатах специализированных секций (гильдий) по конкретной практике (отрасли права) в целях обучения адвокатов, обмена опытом, методической деятельности, научной работы, участия в экспертизах законопроектов и иных формах законотворческой деятельности при обеспечении организационного единства адвокатуры. Специализация в обязательном порядке учитывается при исполнении адвокатом установленной законом обязанности по систематическому повышению своего профессионального уровня.
В ходе реализации Концепции предусматривается введение специализации претендента на статус адвоката при сдаче им вступительных экзаменов.
Необходимым является создание условий для профессиональной специализации юристов по профилям/сообществам (гражданское, арбитражное и уголовное).
Экзамен должен сдаваться по профилям, соответствующим выбранной специализации адвоката. Необходимо обеспечить возможность сдачи экзамена как по одному, так и по нескольким профилям на выбор.
На всех лиц, получивших статус адвоката, распространяются соответствующие государственные гарантии – сохранение адвокатской тайны, особый порядок привлечения к юридической и дисциплинарной ответственности, право адвокатского запроса и иные.
В результате успешной реализации указанного механизма будут созданы организационные и правовые условия для вступления наиболее квалифицированных юридических специалистов в обновленную адвокатуру.
Важным условием реформирования должно стать усиление роли органов адвокатского самоуправления по введению и обеспечению исполнения единых стандартов адвокатской деятельности, методической работы, выработке принципов единообразия дисциплинарной практики.

4.2. Новая форма адвокатского образования
При сохранении в неизменном виде действующих форм адвокатских образований, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуры, достижение задач Концепции невозможно.
В качестве новации предлагается введение новой организационной формы адвокатской деятельности – адвокатского партнерства, имеющего некоммерческий характер деятельности, но позволяющего более гибко регулировать вопросы распределения гонораров между адвокатами, корпоративного управления, оформления взаимоотношений адвокатов между собой и с клиентами.
В рамках новой организационной формы предлагается создать условия для деятельности адвокатов, сопоставимые с условиями организации деятельности частных (коммерческих) юридических консультантов.
Создание адвокатских партнерств позволит решить задачи по обеспечению возможности адвокатского образования выступать во взаимоотношениях с доверителями от своего имени, а не от имени каждого из адвокатов в отдельности, создаст возможность для организации крупных адвокатских образований, способных конкурировать с иностранными юридическими фирмами, объединяющих большое количество адвокатов, а также гарантирует беспрепятственное вхождение в состав адвокатского сообщества лиц, в настоящее время оказывающих юридическую помощь в рамках коммерческих организаций, с сохранением отношений с доверителями и накопленного опыта и репутации таких организаций.

4.3. Переходные положения
Основным условием объединения всех групп субъектов оказания юридической помощи на базе адвокатуры должен быть принцип добровольности. Стимулами объединения, прежде всего, должны быть преимущества адвокатуры и адвокатской деятельности, как существующие, так и появившиеся в результате реформирования.
В рамках перехода к оказанию квалифицированной юридической помощи на базе адвокатуры предлагается установить переходный период, в течение которого будут возможны два варианта приобретения статуса адвоката:
1) в общем порядке, предусмотренном Законом об адвокатуре;
2) в новом, установленном законом порядке (пункт 4.1 Концепции).
При этом интеграция различных групп субъектов оказания квалифицированной юридической помощи в единое правовое регулирование должно быть комфортным для каждой из групп. Объединение должно предполагать сохранение сформировавшейся специализации участников рынка оказания квалифицированной юридической помощи, ее учет и создание благоприятных условий для дальнейшего развития в ходе реформы. Допускается в ходе реформирования внедрение элементов объединения различных субъектов оказания юридической помощи (в зависимости от специализации) для обсуждения вопросов и выработки предложений по вопросам организации учебы, повышения квалификации, обмена опытом развития юридических практик, иным вопросам совершенствования профессиональных навыков.
Организационная обособленность субъектов оказания квалифицированной юридической помощи в вопросах профессиональной деятельности обеспечивается их самостоятельным выбором той или иной формы (вида) адвокатского

5. Социально-экономические, политические и правовые последствия
Реформирование сферы оказания профессиональной юридической помощи по обеспечению доступа к ней граждан создаст надлежащие гарантии реализации положений статьи 48 Конституции Российской Федерации.
Введение единых правил для всех участников рынка оказания юридических услуг гражданам и организациям создаст условия для здоровой конкуренции в этой сфере деятельности, повысит качество оказываемых услуг и будет способствовать снижению их стоимости.
Введение единых квалификационных требований на допуск к оказанию юридической помощи на профессиональной основе исключит участие в ней лиц, не соответствующих установленным законом требованиям для занятия этой деятельностью.
Реформирование сферы оказания юридической помощи, в том числе в вопросах совершенствования форм адвокатских образований, будет способствовать расширению правовой поддержки российского бизнеса, в том числе среднего и крупного, создаст условия для развития национального рынка юридических услуг.
Реализация Концепции позволит обеспечить создание на основе модернизированного института адвокатуры единой системы правового и организационного регулирования рынка профессиональной правовой помощи в Российской Федерации, а также создать современную, отвечающую мировым стандартам, систему профессиональной правовой помощи, повысить привлекательность юридической профессии и роль корпорации профессиональных юристов в жизни общества.

Следующий вопрос

Новости
Такая мера направлена на предотвращение организации договорных матчей между детско-юношескими спортивными командами. [...]
Пн, Апр 24, 2017
Новости
Это позволит им получать выплаты стимулирующего характера. [...]
Пн, Апр 24, 2017
Новости
В сравнении с 2015 годом эта сумма выросла на 17,8 млрд руб. [...]
Пн, Апр 24, 2017
Новости
Яндекс.Метрика