Конституционное право зарубежных стран. Особенная часть. - Страница 101 из 114 - Юрист он-лайн

Конституционное право зарубежных стран. Особенная часть.

В апреле 1946 г. прошли парламентские выборы на основе правил, установленных приказом главнокомандующего. Впервые в выборах приняли участие женщины. Соперничали главным образом несколько крупных политических партий, а всего к концу 1946 г. было зарегистрировано более 120 партий. Большинство мест в новой нижней палате Парламента получили центристские партии: Либеральная (30%) и Прогрессивная (20%). Социалистическая партия получила 20% мест. Первые две партии сформировали новое правительство. Конституция была принята Парламентом в октябре 1946 г. и вступила в силу 3 мая 1947 г. Накануне вступления Конституции в силу и вскоре после начала ее действия (январь—июль 1947 г.) Парламент принял 45 законов, призванных обеспечить ее реализацию, в том числе Закон об Императорской фамилии, Закон о Кабинете министров, Закон о Парламенте, Закон о судебной системе. За истекшие полвека текст Конституции не претерпел изменений. Отсутствие формальных изменений текста Конституции посредством принимаемых поправок в известной мере компенсируется деятельностью Верховного суда, наделенного правом осуществления конституционного контроля. Подробнее об этом см. ниже — п. 5 § 5.

2. Общая характеристика действующей Конституции

Японская Конституция представляет собой компромисс, затрагивающий интересы достаточно широкого спектра политических сил как внутри страны, так и вне ее. Выше мы уже отмечали позицию США относительно послевоенного устройства Японии, которая заключалась в ограничении полномочий Императора и демилитаризации. Во многом она совпадала с решением Потсдамской конференции. Демократические силы страны требовали, кроме того, упразднения основных преимуществ Правительства и целого ряда аристократических институтов уже только формально действовавшей Конституции 1889 г., расширения демократических прав и свобод, в частности увеличения перечня конституционных прав и свобод, расширения прав нижней палаты, упразднения императорского вето и Палаты пэров, установления ответственного правительства. СССР, позицию которого во многом выражала Дальневосточная комиссия, выдвигал нереалистичную конструкцию республики китайского образца. Некоторые правительственные круги в проекте партии Дзюито предлагали «обновление» императорского фасада путем ограничения прав Императора в отношении армии и издания указов. В конечном итоге после ультиматума США японское Правительство согласилось с тем, что американский вариант должен быть принят в качестве основного. Глава X Конституции определяет Конституцию как Верховный закон страны, в случае противоречия которому никакой государственный акт не имеет законной силы. Император или Регент, государственные министры, члены Парламента, судьи и все остальные публичные должностные лица обязаны уважать и охранять Конституцию. Заключенные Японией договоры и установленные нормы международного права должны добросовестно соблюдаться (ст. 98, 99). В отличие от первой Конституции и проекта, разработанного японским правительством, Конституция 1946 г. провозгласила принцип народного суверенитета (преамбула и ст. 1). Указанное нововведение проявляется в том, что ст. 1 Конституции провозглашает: «Император является символом государства и единства народа, его статус определяется волей всего народа, которому принадлежит суверенная власть». В специальном обращении к нации Император Хирохито заявил об отказе от концепции божественного происхождения и сверхъестественной основы своей суверенной власти, провозглашенных предыдущей Конституцией. Парламент характеризуется в Конституции как высший орган государственной власти и единственный законодательный орган государства (ст. 41). Его верхняя палата стала также выборной. Форма правления, сложившаяся на основе Конституции, может быть охарактеризована как парламентарная монархия. Особое значение имеет ст. 9 Конституции, образующая отдельную гл. II «Отказ от войны», которая провозглашает, что «японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения цели, указанной в предыдущем абзаце, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается». Включение в Конституцию положения об отказе от войны толкуется как отказ от агрессивной войны, что не исключает войны оборонительной. Также отказ от создания вооруженных сил имеет в виду вооруженные силы, способные вести наступательную войну на чужой территории, а не вооруженные силы вообще. Такое ограничительное толкование послужило обоснованием для создания так называемых Сил самообороны — сухопутных, военно-морских и военно-воздушных, которые хотя и относительно невелики по численности, но находятся на современном уровне боеготовности. Генерал Д. Макартур утверждал в 1951 г., что норма ст. 9 была предложена ему Премьер-министром Сидехарой в январе 1946 г., но некоторые круги японских властей сомневались, что по Конституции Япония должна навсегда разоружиться. Точная интерпретация этой статьи обсуждена, она лежала в основе проверки конституционности Сил самообороны и американо-японских договоров по безопасности. В 1959 г. токийский окружной суд решил по делу Сунагава, что американо-японский договор по безопасности, предусматривающий размещение американских вооруженных си: в Японии, нарушает ст. 9 Конституции. Тем не менее в том же году Верховный суд Японии объявил, что если договор не был очевидно неконституционным, то он находился вне пределов юрисдикции окружного суда. В 1973 г. окружной суд Саппоро установил в деле Каганума, что, хотя ст. 9 не отрекалась от права самообороны, вооруженные силы даже для оборонительных целей запрещались Конституцией, так что законы 1954 г., учредившие управление самообороны и Силы самообороны, нарушают Конституцию. Высший суд Саппоро в 1976 г. пересмотрел это решение на том основании, что первоначальные истцы не имели оснований для возбуждения данного судебного дела. Позиция японского правительства и большинства консерваторов состояла в том, что часть первая ст. 9 не отрекается от оборонительной войны и что запрет вооруженных сил в части второй определяется выражением «выполнять цель предыдущей части», так что оборонительное строительство не запрещено. Кроме того, Правительство утверждало, что конституционность Сил самообороны — «политический вопрос» и поэтому лежит вне компетенции судебного надзора. Опросы общественного мнения постоянно показывают, что большинство японцев противятся любой поправке к ст. 9. Они также показывают, что общественность предпочитает непрерывное содержание Сил самообороны, несмотря на их спорную конституционность*. * См.: Kodansha Encyclopedia of Japan. Vol. 2. Tokyo, 1983. P. 5. Однако в первые годы после принятия Конституции носители милитаристских настроений развернули борьбу за отмену ее ст. 9. Эта борьба велась как внутри Парламента, так и вне его стен — на улицах городов и поселков. В начале 50-х гг. предпринимались попытки пересмотра миролюбивых положений Конституции и даже отмены ее в целом как «навязанной» Японии вопреки ее воле. Усилия милитаристов не увенчались успехом, чему в немалой степени способствовало отсутствие закона о порядке принятия поправок к Конституции и закона о референдуме по этому вопросу, не говоря уже об активной позиции общественности страны. Антимилитаристский характер имеет и конституционное положение о том, что правительство должно состоять только из гражданских лиц (часть вторая ст. 66). Глава III Конституции 1947 г. «Права и обязанности народа», включающая примерно треть всех ее статей, очень сильно контрастирует с гл. II «Права и обязанности подданных» в Конституции Мэйдзи. Действующая Конституция содержит широкий перечень прав и свобод и их гарантий. Примечательно здесь, как и во многих других конституциях нынешнего века, провозглашение экономических, социальных и культурных прав и свобод. При этом довольно широко используется характерный для англосаксонского права негативный способ конституционного гарантирования прав и свобод. Конституция не учредила специального органа конституционного контроля, возложив эту функцию на Верховный суд. Изменению Конституции посвящена ее гл. IX, состоящая только из одной ст. 96, которая предусматривает довольно жесткий порядок принятия поправок. Это возможно только по инициативе Парламента в отличие от прежней Конституции, которая предусматривала внесение поправок только по воле Императора. Поправки требуют согласия не менее 2/3 общего числа членов обеих палат Парламента. После этого поправки должны быть переданы для утверждения на специальном референдуме или выборах, проводимых в соответствии с решением Парламента. Поправка считается одобренной, если за нее высказалось большинство голосовавших. После завершения одной из указанных процедур по утверждению изменение Конституции считается состоявшимся, а Император обязан от имени народа промульгировать поправки, которые становятся неотъемлемой частью Конституции. Эта единственная статья гл. IX Конституции вызывает целый ряд неразрешенных вопросов прежде всего потому, что она не была предметом судебного толкования. В 1956 г. Парламент принял Закон о создании комиссии по изменению Конституции. Как подчеркивалось в Парламенте, комиссия имела право только на теоретическое изучение Конституции с целью выявления в ней положений, которые отличались несовершенством. Комиссия состояла из 30 членов-парламентариев (пропорционально представительству двух крупнейших фракций либерал-демократов и социалистов в палате) и 20 членов от представителей других областей деятельности и знаний. К 1964 г. комиссия подготовила свой доклад, однако к этому времени соотношение сил в Парламенте и вне его существенно изменилось. По этой причине Парламент отклонил и законопроект о поправках к Конституции, и проект закона о референдуме по утверждению конституционных изменений. Вследствие указанных обстоятельств открытыми остаются вопросы о том, как следует толковать установленное в ст. 96 большинство 2/3 членов обеих палат Парламента — от совокупного числа членов обеих палат или от общего числа членов каждой палаты в отдельности, от законного их числа или от числа фактически избранных, каким большинством (2/3 или абсолютным) должна утверждаться поправка на референдуме или новым составом Парламента. До сих пор Конституция ни разу не была изменена. Можно, однако, на основании текста части второй ст. 96 предположить, что порядок внесения поправок имеется в виду такой же, как в Конституции США: они будут не инкорпорироваться в текст Конституции, а дополнять его.

§ 2. Конституционно-правовой статус человека и гражданина 112. 1. Общая характеристика конституционных прав и свобод 113. 2. Японское гражданство 114. 3. Гражданские (личные) права и свободы 115. 4. Политические права и свободы 116. 5. Экономические, социальные и культурные права, свободы и обязаннос

1. Общая характеристика конституционных прав и свобод

О важности и значении положений. Конституции, посвященных правам и свободам, свидетельствует как их содержание, так и отмеченный выше объем. Согласно ст. 11 Конституции, «народ беспрепятственно пользуется всеми основными правами человека», которые, будучи гарантированы Конституцией, «предоставляются нынешнему и будущим поколениям в качестве нерушимых вечных прав». Из этой формулировки можно сделать вывод о том, что Конституция исходит из концепции «предоставленных прав». Более того, в ст. 97, помещенной в главе о Конституции как Верховном законе, говорится, что права человека, гарантируемые народу Конституцией, являются результатом вековой борьбы людей за свободу, претерпели в прошлом суровые испытания и дарованы нынешнему и будущим поколениям в надежде, что на вечные времена останутся нерушимыми. Похоже, правда, что сходное содержание обеих статей есть результат не какого-то определенного замысла, а скорее следствие редакционного недосмотра, а может быть, традиционного менталитета. В целом ряде статей говорится, что указанные в них права не принадлежат, а гарантируются, причем неопределенному кругу субъектов. Наконец, субъектом целого ряда прав Конституция считает не отдельных индивидов, а народ. Например, помимо указанной выше ст. 11 Конституции, именно за народом признается «неотъемлемое право избирать публичных должностных лиц и освобождать их от должности». Все публичные должностные лица являются слугами всего общества, а не какой-либо одной его части (ст. 15, части первая и вторая). Более того, в ст. 12 Конституции сформулирована глубокая философская мысль: «Свободы и права, гарантируемые народу настоящей Конституцией, должны поддерживаться постоянными усилиями народа. Народ должен воздерживаться от каких бы то ни было злоупотреблений этими свободами и правами и несет постоянную ответственность за использование их в интересах общественного благосостояния». Нетрудно видеть, что категория «народ» как субъект конституционных прав и свобод заимствована из Конституции США, где она означает совокупность граждан, пользующихся свободами и правами как коллективно, так и индивидуально. О том, что народ — именно совокупность граждан, свидетельствуют формулировки тех положений японской Конституции, которыми гарантируются права человека, не зависящие от его гражданства. Например, первое предложение ст. 13 гласит: «Все люди (стало быть, не только те, кто принадлежит к народу Японии.— Авт.) должны уважаться как личности». Конституция в ст. 14 провозглашает равенство всех людей перед законом и недопустимость дискриминации в политическом, экономическом и социальном отношениях по мотивам расы, религии, пола, социального положения, а также происхождения. В этих целях пэрство и прочие аристократические институты, известные предыдущей Конституции, не признаются. Запрещается также предоставление каких-либо привилегий при присвоении почетных званий, наград или знаков отличия, а сама награда действительна только при жизни ее носителя. В ст. 24 Конституции особо гарантируется равноправие мужчин и женщин в семейных отношениях. В соответствии с этой статьей брак заключается только при взаимном согласии обеих сторон и существует при условии взаимного сотрудничества, в основу которого положено равенство прав мужа и жены. В отношении выбора супруга, имущественных прав супругов, наследования, выбора местожительства, развода и других брачно-семейных вопросов законы должны основываться на принципе личного достоинства и равенства полов. Как и в других демократических государствах, в Японии Конституция наряду с правами и свободами устанавливает и определенный минимум обязанностей. Подчас обязанности сформулированы не прямо, как, например, обязанность трудиться (часть первая ст. 27), а косвенно. Например, обязанность платить налоги сформулирована так: «Население подлежит обложению налогами в соответствии с законом» (ст. 30). 2. Японское гражданство

В соответствии со ст. 10 Конституции необходимые условия гражданства определяются законом. Таким актом стал Закон о подданстве Японии от 4 мая 1950 г. (с последующими изменениями), заменивший Закон о подданстве 1900 г. Особенность действующего закона состоит в том, что, употребляя термин «подданство», он как бы вступает в формальное противоречие с указанной статьей Конституции и конституционным принципом народного суверенитета. Ведь даже в Великобритании и Канаде, которые не прошли через столь радикальные конституционные преобразования и формально не провозглашали принципа народного суверенитета, действуют законы о гражданстве, а не о подданстве, как в Японии. Если говорить о содержании Закона, то он не проводит принципиального различия между терминами «гражданин» и «подданный», и в целом ряде статей говорится как о гражданстве, так и о подданстве. Например, в ст. VIII «Лишение подданства» говорится о том, что «гражданин Японии лишается японского подданства с момента добровольного принятия им гражданства иностранного государства». Гражданство приобретается главным образом по рождению на основе действия принципа крови, даже если ребенок рожден вне брака, но мать ребенка состоит в подданстве Японии. Ребенок приобретает японское подданство, если оба родителя либо один из них были на момент рождения ребенка подданными Японии, а также если отец, умерший до его рождения, на момент своей смерти был подданным Японии. Право почвы применяется в двух случаях: когда ребенок родился на территории Японии, а отец и мать неизвестны, а также когда они не имеют гражданства. Законно усыновленным детям также предоставляется подданство, если один из приемных родителей — японский подданный или если усыновление производили оба супруга и хотя бы один из них состоял в японском подданстве, при условии, что приемные дети японских подданных непрерывно проживали на территории государства более одного года, а также если они достигли совершеннолетия в соответствии с японскими законами (20 лет). Натурализация по японскому закону — приобретение подданства по разрешению властей — осуществляется посредством опубликования в официальном вестнике решения министра юстиции по просьбе совершеннолетнего иностранного гражданина или апатрида. До обращения с указанной просьбой заявитель должен прожить в Японии не менее пяти лет. Для некоторых категорий лиц установлен трехлетний срок: — фактически проживающих и имеющих постоянное местожительство в Японии в течение свыше трех лет: супруга гражданки Японии; детей граждан Японии; — лиц, родившихся в Японии и непрерывно проживающих в Японии в течение трех лет; — лиц, оба родителя которых (за исключением приемных) родились в Японии. При этом Закон допускает дискриминацию в отношении женщин, поскольку в соответствии с его положениями для натурализации жены японца нет такой льготы, как у мужа японки. Более того, указанные дискриминационные положения Закона нарушают положения ст. 14 и 24 Конституции, которыми гарантировано равенство всех перед законом и недопущение дискриминации в политическом, экономическом и социальном отношениях по мотивам расы, религии, пола, социального положения, а также происхождения. Право на натурализацию имеют также лица, которые непрерывно пребывают на территории Японии более 10 лет. Таким образом, вступление в брак не оказывает влияния на правовой статус подданного. Но иностранные граждане или апатриды, вступившие в брак с японцем (японкой), могут приобрести японское подданство в упрощенном порядке. Некоторые льготы для приобретения подданства предоставляются министром юстиции с согласия Парламента иностранцам, имеющим особые заслуги перед Японией. Еще три категории лиц получили право на натурализацию в порядке так называемого признания гражданства: — дети лиц, натурализованных в Японии до вступления в силу Закона о подданстве 1950 г., — дети, принятые на воспитание гражданами Японии, — лица, вступившие в брак с японскими подданными во время действия предшествующего закона. Все они имеют право получить подданство Японии с момента вступления Закона в силу. Не имеют права на натурализацию иностранцы, проживающие на территории Японии, но не достигшие 20-летнего возраста (за исключением указанных выше), не обладающие достаточным капиталом или возможностями для обеспечения самостоятельного существования. Последнее требование Закона — достаточно распространенное и направлено главным образом на поддержание относительно стабильного уровня жизни собственных граждан, устанавливаемого обычно соответствующим стандартом. Требование относительно возраста также является обычной практикой. Поскольку по японским законам совершеннолетие наступает с 20-летнего возраста, то естественно, что заявитель моложе 20 лет не обладает дееспособностью по местным правилам. Не имеют права на натурализацию иностранцы, которых компетентные органы определяют как неблагонадежных, а также если после принятия японской Конституции иностранец замышлял действия, направленные либо против Конституции, либо на свержение насильственным путем правительства, учрежденного Конституцией, а также создавал антиконституционныё партии и другие подобного рода организации или принимал активное участие в их деятельности. Прекращение подданства также может иметь место после официального опубликования министра юстиции. Как видно, и в этом особенность Японии, здесь в вопросах приобретения и прекращения гражданства особую роль играет министр юстиции и аппарат министерства. Те вопросы в отношении гражданства, которые в Японии приходится решать указанному министру, в других государствах обычно решает глава государства. Для опубликования решения о прекращении гражданства требуются определенные основания. Наиболее распространенное основание — добровольное принятие гражданства иностранного государства. В этом случае лицо утрачивает свое подданство; оно прекращается также в случае добровольного отказа от него. Лицо, решившее принять иностранное гражданство или отказаться от японского подданства, подает уведомление об отказе от подданства через уполномоченных законом лиц. Свобода отказа от гражданства специально гарантирована Конституцией (часть вторая ст. 22). Гражданин Японии, родившийся за границей и получивший иностранное гражданство, считается лишенным японского подданства с момента рождения в соответствии с Законом о происхождении 1947г. в случае, если не заявит о желании сохранить японское подданство.

3. Гражданские (личные) права и свободы

Личные права и свободы занимают по объему самое большое место в гл. III Конституции. Им посвящены 17 статей из 30 статей, содержащихся в главе. Важнейшее среди них — право на жизнь. При этом подчеркивается, что это не просто право на физическое существование. В ст. 13 записано, что право всех людей на жизнь, свободу и на стремление к счастью является, поскольку это не нарушит общественного благосостояния, высшим предметом заботы в области законодательства и других государственных дел. Учредительная власть исходит, стало быть, из того, что человек — прежде всего социальное существо и ему должны быть предоставлены возможности достойного существования как личности, а не только биологического существования. Право на свободу подкреплено положением ст. 18, согласно которой никто не может содержаться в рабстве в какой-либо форме, а принудительный труд, иначе как в порядке наказания за преступление, запрещается. Никто не может быть лишен жизни или свободы или подвергнут какому-либо иному наказанию, иначе как в соответствии с процедурой, установленной законом, — гласит ст. 31. В ст. 19 Конституция устанавливает, что свобода мысли и совести не должна нарушаться. В части второй ст. 21 Конституции гарантируется ненарушаемость тайны корреспонденции. В соответствии с Конституцией каждый вправе пользоваться свободой выбора и перемены места жительства, включая свободу выезда за границу и возвращения на родину, поскольку это не нарушает общественного благосостояния. Свобода выезда для всех за границу не должна нарушаться (ст. 22). Более половины всех статей указанной главы содержат положения, регламентирующие гарантии прав человека при осуществлении правосудия. В их числе право каждого на разбирательство его дела в суде (ст. 32), право обвиняемого на быстрое и открытое разбирательство своего дела беспристрастным судом (часть первая ст. 37). Следует отметить, что гарантии сформулированы достаточно подробно, что защищает их от искажения в законодательстве и правоприменительной практике. Никто не может быть задержан или подвергнут лишению свободы, если ему не будет немедленно предъявлено обвинение и предоставлено право обратиться к адвокату. Равным образом никто не может быть задержан без достаточных на то оснований, которые, при наличии соответствующего требования, должны быть немедленно сообщены на открытом заседании суда в присутствии задержанного и его адвоката (ст. 34). Никто не может быть арестован, кроме случаев ареста на месте преступления, иначе как на основании выданного компетентным должностным лицом органов юстиции ордера, в котором указано преступление, послужившее основанием ареста (ст. 33). Гарантируя каждому неприкосновенность жилища, документов и имущества, кроме случаев ареста на месте преступления, Конституция в ст. 35 устанавливает, что вторжения в жилище, обыски и выемки могут иметь место лишь на основании ордера, выданного в каждом отдельном случае компетентным должностным лицом органов юстиции при наличии основательных причин и содержащего указание места обыска и подлежащих выемке предметов. Конституция категорически запрещает применение публичными должностными лицами пыток и жестоких наказаний (ст. 36). Обвиняемому предоставляется полная возможность допроса всех свидетелей и право принудительного вызова свидетелей за государственный счет. В любом случае он имеет право на помощь квалифицированного адвоката, который при необходимости назначается государством (части вторая и третья ст. 37). В ст. 38 Конституции содержится достаточно распространенное в демократических государствах положение, гарантирующее лицу право не оговаривать себя под принуждением. Более того, признание, сделанное по принуждению, под пыткой или под угрозой либо после неоправданно длительного ареста или содержания под стражей, не может рассматриваться как доказательство. Никто не может быть осужден или наказан в случае, когда единственным доказательством против него служит его собственное признание. Конституция в ст. 39 запрещает привлекать к уголовной ответственности за деяние, которое было законным в момент его совершения или в связи с которым лицо было оправдано. Равным образом она запрещает дважды привлекать к уголовной ответственности за одно и то же преступление. Согласно ст. 40 Конституции каждый может в случае оправдания судом после ареста или задержания предъявить в соответствии с законом иск государству о возмещении ущерба. А в ст. 17 записано более широкое право: каждый может в соответствии с законом требовать у государства или местных органов публичной власти возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями публичного должностного лица.

4. Политические права и свободы

Среди прав и свобод данной категории особое внимание уделено избирательным правам, о которых мы расскажем ниже — в п. 1 § 4. Довольно подробно Конституция в ст. 16 урегулировала право на подачу петиций. В соответствии с указанной статьей каждый имеет право обратиться с мирной петицией о возмещении ущерба, о смещении публичных должностных лиц, о введении, отмене или исправлении законов, указов или предписаний, а также по другим вопросам. Чтобы сделать это право реальным, установлено, что никто не может быть подвергнут какой-либо дискриминации за подачу таких петиций. Обращает на себя внимание, что посредством петиции граждане могут инициировать смещение чиновников, что в общем-то даже для демократических государств не типично. Конституция в ст. 21 гарантирует свободу собраний и объединений, а также свободу слова, печати и всех иных форм выражения мнений, запрещая любую цензуру. В отличие от многих других государств японская Конституция (во многом в силу положений уже упоминавшейся нами ст. 9) не предусматривает традиционной обязанности граждан защищать родину и служить в вооруженных силах. Не говорится в ней и о свободном и равном доступе к публичной службе.

5. Экономические, социальные и культурные права, свободы и обязанности

Эта проблематика по объему конституционного регулирования занимает второе место после гражданских (личных) прав и свобод. Важнейшим из экономических прав и свобод является право собственности, которое, согласно ст. 29 Конституции, ненарушаемо и «определяется законом, с тем, чтобы оно не противоречило общественному благосостоянию». Частное имущество может быть использовано в публичных интересах, но за справедливую компенсацию. Тем самым заложена конституционная база для возможной национализации, реквизиции и т. п. Для трудящихся особое значение имеет провозглашение в Конституции (ст. 27) всеобщих права на труд и обязанности трудиться. Правда, и указанное право, и указанная обязанность суть не более чем декларации, ибо юридический механизм их принудительной реализации отсутствует. Важнее то, что законодатель обязывается Конституцией урегулировать заработную плату, рабочее время и другие условия труда и что запрещается эксплуатация детей. В 1947 г. был принят Закон о трудовых стандартах. Следует в этой связи также упомянуть, что часть первая ст. 22 предусматривает свободу выбора профессии, если это не нарушает общественного благосостояния. Социальные права. Согласно ст. 25 Конституции все имеют право на поддержание минимального уровня здоровой и культурной жизни. Это обязывает государство установить критерии такой жизни и следить за их соблюдением. В ст. 28 Конституция гарантирует трудящимся право на создание организаций (прежде всего профессиональных союзов), ведение коллективных переговоров и прочие коллективные действия. Закон о профсоюзах был принят еще в 1945 г. Для Японии характерна система пожизненного найма, в соответствии с которой предприниматель обязуется гарантировать своему работнику рабочее место в течение всего периода его производственной деятельности. Размер же заработной платы зависит от стажа работы на данном предприятии и заслуг перед последним. Предусмотрена целая система льгот и премий, поощряющих добросовестное отношение к труду и творчеству. В своем решении по делу «Накамото против Ниссан ауто-мобайл мэньюфэчюринг компани» (24 марта 1981 г.) Верховный суд Японии указал, что положения трудовых соглашений, которыми устанавливается пенсионный возраст (точнее, возраст, по достижении которого работник обязан подать в отставку, хотя право на получение пенсии по старости обычно наступает пятью годами позже) для работающих женщин намного ниже, чем для мужчин, образуют дискриминацию по признаку пола и подлежат аннулированию как нарушающие положения части первой ст. 14 Конституции, а также некоторых статей Гражданского кодекса. Роль данного решения высшей судебной инстанции Японии в деле восстановления справедливости и прекращения дискриминации женщин в социальной сфере трудно переоценить. Особенно, если учесть, что речь идет не столько о возрасте ухода в отставку, а о причитающихся при этом суммах пособий в связи с увольнением по достижении предельного возраста. При увольнении по возрасту трудящийся получает единовременное выходное пособие, которое считается одним из основных источников для существования до получения пенсии по старости. Способ его исчисления в частных фирмах может быть различным, хотя в основе его лежит норма, согласно которой работники частных фирм и государственные служащие обеспечиваются в зависимости от стажа работы на данном предприятии или службы. Сумма выходного пособия исчисляется по формуле: сумма ежемесячного жалованья на момент ухода с работы, умноженная на стаж непрерывной работы в годах. При стаже свыше 11 лет устанавливается повышающий коэффициент 1,1. Следующий, более, высокий коэффициент, на частных предприятиях может устанавливаться по-разному, а на государственной службе повышающий коэффициент 1,2 устанавливается при стаже свыше 21 года. По среднему уровню «заработной платы Япония вышла на третье место в мире. В 1949 г. из Закона о профсоюзах было изъято право на забастовку работников государственного и общественного секторов народного хозяйства. Предусматривалось, что при заключении коллективных договоров обе стороны берут взаимные обязательства поддерживать мир в промышленности, для чего должны создаваться комитеты по труду. Закон об урегулировании трудовых отношений 1946 г. предписал, что в государственном и общественном секторах работники и работодатели должны самостоятельно регулировать свои конфликтные ситуации, за исключением государственных предприятий, где посреднические функции должен выполнять специальный государственный орган. Закон о трудовых стандартах 1947 г. установил гарантии признанных государством условий и норм труда и контроль за их соблюдением. Контрольные функции возлагались на государственную инспекцию охраны труда. Закон о трудовых отношениях в государственном и общественном секторах народного хозяйства 1948 г. существенно дополнил Закон о профсоюзах и адаптировал его к особым условиям трудовых отношений в государственном и общественном секторах: запретил забастовки, исключил принцип «открытого цеха», признаваемый в других секторах экономики (по существу запретил прием на работу лиц, не являющихся членами профсоюза), а также ограничил круг вопросов, подлежащих обсуждению при заключении коллективных договоров. Законом предусматривалось создание при министерстве труда комитета по труду для предприятий государственного и общественного секторов, в компетенцию которого входит оказание посреднических услуг при возникновении трудовых споров, третейское разбирательство, а также принудительный арбитраж. Таким образом, была создана законодательная система, направленная на урегулирование трудовых отношений и гарантию права на труд, понимаемого здесь преимущественно право на сохранение рабочего места. Гарантией от безработицы в Японии служат законодательные меры, направленные на смягчение социальных последствий безработицы. Например, упоминаемая выше система пожизненного найма, стимулирование главным образом мелких и средних частных компаний (посредством налоговых льгот) к созданию новых рабочих мест, переквалификации своих работников, использованию работников, занятых неполный рабочий день, или нескольких работников на одном рабочем месте. Кроме того, созданы государственные фонды для выплаты пособий по безработице, создания предприятий в трудоизбыточных районах, компенсации расходов, связанных с переездом в другую местность, где ощущается нехватка рабочей силы. При этом государство гарантирует труд с учетом квалификации и профессионального образования работника, а закрепленная Конституцией обязанность трудиться носит моральный характер. Культурные права и свободы представлены в Конституции довольно скупо. Важное место среди личных прав и свобод занимает упоминавшаяся свобода совести и религии. Тем более что Конституция закрепила положение о том, что никто не может принуждаться к участию в каких-либо религиозных актах, празднествах, церемониях или обрядах (части первая и вторая ст. 20). Далее следует отметить провозглашенное в ст. 26 равное право всех на образование в соответствии со своими способностями в установленном законом порядке. Здесь же установлена всеобщая обязанность обеспечить находящимся на попечении детям прохождение обязательного обучения, которое осуществляется бесплатно. Наконец, в ст. 23 Конституции гарантирована свобода научной деятельности.

§ 3. Конституционно-правовые основы общественного строя 117. 1. Конституционно-правовое регулирование экономических, социальных и духовно-культурных отношений 118. 2. Конституционные основы политической системы

1. Конституционно-правовое регулирование экономических, социальных и духовно-культурных отношений

Прежде чем говорить о детальном регулировании данных проблем, необходимо обратиться к основополагающим положениям ст. 25 Конституции, в которой наряду с провозглашением права всех на поддержание минимального уровня здоровой и культурной жизни устанавливается обязанность государства прилагать усилия для дальнейшего развития общественного благосостояния, социального обеспечения и народного здравия. Из этой обязанности государства вытекают две важнейшие задачи: необходимость определить и обеспечить государственный стандарт здоровой и культурной жизни и оказывать общественную помощь малоимущим и так называемым неблагополучным семьям. Более детально эти вопросы урегулированы законами о профсоюзах, об урегулировании трудовых отношений, о трудовых стандартах. Так, Законом о мероприятиях в области занятости предусматривается осуществление общегосударственных мер по достижению полной занятости. Во многом благодаря тому, что на государство возложен целый ряд обязанностей в социально-экономической сфере, в Японии установлена система пожизненного найма и социального партнерства между объединениями лиц наемного труда и предпринимателей и сложился достаточно стабильный и один из самых низких в мире уровень безработицы. В середине 1997 г. в Японии безработные составляли 4,3% трудоспособного населения, насчитывавшего около 125 млн. человек. Причем большинство не имеющих работу — мужчины (1,35 млн.), что отличает Страну восходящего солнца от других демократических государств, где большинство безработных — женщины. В соответствии с Конституцией (ст. 85) никакие государственные средства не могут быть израсходованы, и никакие государственные денежные обязательства не могут быть приняты, иначе как по решению Парламента. Для поддержания социального мира и избежания конфликтов между различными социальными слоями общества Конституция запрещает предоставление каких-либо привилегий или преимуществ в получении государственных средств. В частности, никакие государственные денежные средства или иное имущество не могут ассигноваться или предназначаться для использования, выгоды или содержания какого-либо религиозного учреждения или ассоциации или для каких-либо благотворительных, просветительных или филантропических учреждений, не находящихся под контролем публичных властей (ст. 89). Вообще распоряжение государственными финансами возможно только на основе решения Парламента. Введение новых или изменение существующих налогов производится только на основании закона или при соблюдении предписанных законом условий (ст. 83, 84).

2. Конституционные основы политической системы

Характеристика структуры политической системы и главных задач различных ее институтов не получила прямого отражения в Конституции Японии. Демократический характер государства вытекает из положений ее преамбулы, провозглашающей, что народ облечен суверенной властью и устанавливает настоящую Конституцию. Государственная власть в связи с этим основывается на непоколебимом доверии народа, ее авторитет исходит от народа, а полномочия осуществляются представителями народа, благами ее пользуется народ. Это принцип, общий для всего человечества, и на нем основана Конституция Японии. В развитие указанных положений ст. 15 Конституция признала неотъемлемое право народа избирать публичных должностных лиц и отстранять их от должности и установила, что все публичные должностные лица являются слугами всего народа, а не какой-либо одной его части. Более того, ст. 99 предписала, что Император или Регент, а также государственные министры, члены Парламента, судьи и все остальные публичные должностные лица обязаны уважать и охранять настоящую Конституцию. Столь лаконичная традиционная формула народовластия, приведенная выше, может создать впечатление о том, что японские избиратели нужны главным образом для того, чтобы в день выборов определить победившие партии или независимых кандидатов в представительных органах государственной власти и местного самоуправления. На самом деле подобное мнение будет ошибочным и даже отдаленно не напоминающим фактическое состояние дел. Далеко не в каждом демократическом государстве избиратели, подобно японским, имеют право не только избирать должностных лиц государства и местного самоуправления, но и с помощью специально установленного законодательством механизма влиять на досрочное прекращение полномочий представительных органов местного самоуправления и должностных лиц муниципалитетов, а также судей вплоть до верховных, на отмену неугодных местных законов. Конституционно-правовую основу под реализацию механизма досрочного отзыва заложили упомянутые выше нормы, дающие право каждому обращаться с мирной петицией о возмещении ущерба, о смещении публичных должностных лиц, о введении, отмене или исправлении законов, указов или предписаний, а также по другим вопросам. Преамбула также определила ряд принципов внешней политики, «Мы, японский народ, — говорится в преамбуле, — желаем вечного мира и преисполнены сознания высоких идеалов, определяющих отношения между людьми; мы полны решимости обеспечить нашу безопасность и существование, полагаясь на справедливость и честь миролюбивых народов мира. Мы хотим занять почетное место в международном сообществе, стремящемся сохранить мир и навсегда уничтожить на земном шаре тиранию и рабство, угнетение и нетерпимость. …Мы убеждены… что принципы политической морали являются всеобщими… Мы, японский народ, честью нашей страны клянемся, что, приложив все силы, мы достигнем этих высоких идеалов и целей». В целях реализации указанного выше принципа уже цитированная нами ст. 9 Конституции закрепила не только отказ от войны, как суверенного права нации, но и отказ от содержания сухопутных, морских и военно-воздушных сил, равно как и других средств ведения наступательной войны. С учетом того, что Япония является членом международного сообщества, в ее Конституции дополнительно установлено, что все заключенные Японией договоры и действующие нормы международного права должны добросовестно соблюдаться. Благодаря конституционно гарантированной свободе собраний и объединений создается множество различных организаций: политических, профессиональных, женских, молодежных и т. д. Одних только политических партий здесь зарегистрировано около 10 тыс. Подавляющее большинство из них действует на локальном и префектуральном уровне. Возможно, многочисленность партий компенсируется другой национальной особенностью: наличием жестких вертикальных отношений между различными элементами системы, напоминающих своим строением пирамиду. На нижних ярусах таких «пирамид» находятся различные профессиональные, крестьянские, женские, молодежные организации, замыкающиеся на верхушку — политические партии. Низовые звенья «пирамид» постоянно оказывают поддержку своим партиям, комплектуют их, распространяют их идеологию. Многие партии существуют всего несколько месяцев в период предвыборной борьбы, а затем прекращают свое существование до очередных выборов. Появление подобных партий-однодневок возможно по той простой причине, что закон дает возможность любому лицу, выдвигающему свою кандидатуру на выборах, объявить себя и своих сторонников политической партией. В силу этого иногда встречаются политические партии, состоящие исключительно из членов одной семьи. Подчас партии возникают в результате временных верхушечных комбинаций политической элиты. Наибольшим влиянием в стране пользуются несколько политических партий. Либерально-демократическая партия (ЛДП) создана в 1955 г. в результате объединения Либеральной и Демократической партий. С момента своего создания стала правящей. Партия неразрывно связана с крупным бизнесом и высшей государственной бюрократией, а местные отделения — с администрацией муниципальных образований. Данная особенность ЛДП связана с тем обстоятельством, что она в течение длительного времени практически бессменно находилась у власти. О том, что подобные отношения были не всегда законными и не настолько «тесными», как казалось тем, кто их устанавливал, свидетельствуют достаточно частые скандальные судебные разбирательства. ЛДП пользуется также значительной поддержкой мелких и средних предпринимателей, части крестьян. Одной из отличительных характеристик данной партии была ее фракционность. В 50—60-е гг. в ней имелось 8 фракций, число которых к середине 70-х гг. сократилось до пяти. Существование фракций давало руководству партии некоторые преимущества, позволяющие достигать решения многих очень важных проблем на неформальном уровне. Например, в соответствии с Уставом ЛДП лидер партии избирается на съезде, фактически же кандидатура лидера утверждается неформальным компромиссным соглашением фракций. Премьер-министр в соответствии с требованиями Конституции выдвигается резолюцией Парламента, фактически же голосование в Парламенте было формальной процедурой, которая назначалась после того, как лидеры фракций договаривались между собой по этому вопросу. Однако отрицательные стороны фракционной структуры всегда беспокоили партийное руководство ЛДП, которое начиная с 1963 г. неоднократно (10 раз!) провозглашало и осуществляло роспуск фракций. Постоянная борьба фракций за влияние в партии и правительстве создала видимость естественного саморегулирования и привела к установлению в Уставе ЛДП положения о том, что лидер партии занимает свой пост только в течение двух лет. «Живучесть» фракций, несмотря на кажущийся скандальный и странный характер их деятельности, имеет глубокие политические корни и «сдобрена» национальными традициями. Прежде всего среди причин выживания следует назвать функции, выполняемые фракциями ЛДП. Среди них обычно выделяют следующие: распределение руководящих постов в партии Парламенте и правительстве; сбор и распределение денежных средств на политические цели; оказание поддержки своим членам на выборах; заключение сделок с другими группировками при смене партийного руководства и правительства. Если обобщить перечисленные выше функции, то становится очевидным, что фракциям принадлежит ведущая роль во всестороннем обеспечении кадровой политики, придании ей структурной прочности, стабильности, преемственности и в конечном итоге — жизнеспособности. За время своего существования фракциям удалось выработать неписаные правила, которые неукоснительно соблюдаются, позволяя удовлетворять амбиции фракционных лидеров и одновременно удерживать партию от раскола. Важнейшим из них является цикличный характер смены лидеров у власти: лидеров партии, лидеров фракций, лидеров палат Парламента и т. д. Эта система получила на японском политическом языке специальное название — «дзюнъокури», которое может быть переведено как «вхождение во власть в порядке очереди». Кроме того, фракции выполняют роль своеобразного механизма внутрипартийной демократии, оставляя место для оппозиционности даже в рамках партии большинства. Это способно сыграть определенную роль в поисках компромисса и учета интересов меньшинств. Последнее приобретает особую значимость с учетом того факта, что фракции зачастую отличаются друг от друга всего несколькими голосами. Нередко в этих условиях небольшая фракция способна своей несговорчивостью затормозить принятие весьма важных решений, оговорив для себя приемлемые политические условия в ответ на определенную уступку. Среди причин, превративших решение о прекращении деятельности фракций в очередную фикцию, следует также назвать реформу избирательных округов, проведенную практически одновременно с принятием решения о роспуске фракций. О влиянии последнего фактора на «исчезновение» фракций — ниже в § 4. Председатель партии наделен огромными полномочиями, позволяющими ему оказывать существенное влияние не только внутри партии. Организационной работой и вопросами процедурного характера ведает генеральный секретарь партии. В префектурах создаются партийные федерации, а в более мелких территориальных единицах учреждаются отделения ЛДП, поддерживающие тесные отношения с соответствующими молодежными и женскими организациями и движениями. Формально партия насчитывает около 1,5 млн. членов. Точную же численность установить трудно, так как здесь, как и во многих других партиях консервативного толка (консерваторов в Великобритании, республиканцев в США), отсутствуют индивидуальное членство и членские партийные билеты. Партия выступает за сохранение стабильности в обществе, свободу предпринимательства и ограничение государственного вмешательства в экономику*. * См.: The Nikkei Weekly. 2000. July 24. Социал-демократическая партия Японии была создана в 1945 г. на тайном съезде. В феврале 1991 г. отказалась от прежнего названия «Социалистическая партия Японии», а также приняла ряд поправок реформистского характера к партийной программе, что позволило ей более естественно вступать в правительственные союзы с центристскими и правоцентристскими партиями. В декабре 1993 г. внутри партии образовалась группировка «Демократы», что свидетельствует о том, что процесс реформирования партии еще не завершен. Социальную базу партии составляют рабочие, часть крестьян, рыбаки, средние и мелкие предприниматели, часть интеллигенции. Основной опорой партии являются профсоюзы. Для СДПЯ характерно разнообразие взглядов ее членов, поэтому для принятия решения требуется достижение компромисса между ними. Партия насчитывает около 110 тыс. членов. Новая партия Японии (НПЯ) была образована в мае 1992 г. частью либеральных демократов, обеспокоенных падением среди широкой массы избирателей престижа прежних партий, особенно правящей ЛДП, а также недовольных засильем партийной бюрократии и ростом коррупции среди партийных функционеров. На фоне других партий, имевших в числе депутатов в среднем 30% выходцев из бюрократии, в НПЯ доля бывших бюрократов составляла всего 6%. В Парламенте Новая партия стремится не допускать резкого обострения отношений с ЛДП, одновременно налаживая дружественные отношения с партиями центристской оппозиции. Демократическая партия Японии (ДПЯ) претендует на лидерство среди центристской оппозиции. Образовалась в январе—марте 1998 г. Новая партия заявила о стремлении выполнять задачи «демократического центра», а не «левого центра» и об отмежевании от неоконсерватизма. В качестве важнейших составных частей основ политического курса партии выдвигались идеи построения общества справедливого и свободного выбора; защиты жизни народа в условиях нестабильности и при наступлении старости; осуществления политической реформы с целью подлинного развития демократии. Новая партия Сакигакэ (Провозвестник) — малочисленная неоконсервативная группировка, вышедшая в июне 1993 г. в результате фракционной борьбы из состава ЛДП под лозунгом показной борьбы с коррупцией и повышенного чувства национализма. Самостоятельной силы не представляет, принципиальными программными положениями от бывшей «материнской» партии не отличается. В результате этого широкой поддержкой избирателей не пользуется. Коммунистическая партия Японии (КПЯ) была создана в подполье в 1922 г. и до 1945 г. действовала нелегально. Сейчас ее численность составляет около 300 тыс. членов. Партия имеет низовые структурные организации во всех префектурах страны. Особенно сильно ее влияние в крупных промышленных центрах. КПЯ не строит свою деятельность на основе марксизма-ленинизма. С другими компартиями ее связывает только название и некоторые пункты программы. Не случайно бывшая КПСС имела более тесные и частые контакты с руководством СПЯ, проповедовавшим больше левацких идей, чем с КПЯ. Партия демократического социализма (ПДС) была образована в I960 г. вышедшими из СПЯ правыми группировками. Она является членом Социалистического интернационала. Отвергает классовую борьбу, провозгласила себя «народной партией». В политике придерживается так называемого «третьего пути». По многим вопросам сотрудничает с СДПЯ. Социальную базу данной партии составляют городские мелкие предприниматели и часть рабочих. Главная опора — профсоюзы частных предприятий, признающие распространенную в Японии идею сотрудничества труда и капитала. В 1992 г. партия приняла новую программу, в которой отсутствовали упоминания о социализме. Подобная новелла нацелена на усиление сотрудничества с партиями Комэйто и другими партиями «среднего пути». Комэйто (Партия чистой политики) основана в 1964 г. Она насчитывает около 190 тыс. членов. Первоначально партия строилась на базе догм одной из буддистских сект. В 1970 г. провозгласила целью построение так называемого «гуманного социализма», основанного на идее «буддистской демократии». Призывает к сплочению оппозиции и созданию на этой основе правительственной коалиции «среднего пути», сотрудничает по этим вопросам с СДПЯ. Проповедует сдержанность, постоянство и гармонию. Основная база — мелкие городские предприниматели. Имеет значительное влияние на уровне местного самоуправления, уступая по этому показателю только ЛДП. Вместо существовавшей с 1948 г. партийной системы с одной доминирующей партией в настоящее время в Японии формируется полноценная многопартийная система с некоторыми элементами двухпартийности. После поражения на парламентских выборах 1993 г. практически бессменно правившей ЛДП было создано несколько коалиционных правительств, однако в ноябре 1996 г. вновь было сформировано однопартийное правительство ЛДП, хотя эта партия уже не располагала большинством мест в Парламенте. Парламентские выборы летом 2000 г. также не дали ни одной из ведущих политических партий Японии абсолютного большинства депутатских мест в Палате представителей. В результате было сформировано трехпартийное коалиционное правительство во главе с ЛДП. Ее партнерами стали Новая консервативная партия и партия Комэйто. В пользу усиления элементов двухпартийной системы свидетельствует несколько факторов. Во-первых, сужение за короткий промежуток времени (1993—1996 гг.) состава партийных коалиций в правительствах с семи до трех партий. Во-вторых, активные попытки, вызванные партийными расколами внутри двух ведущих политических партий страны, создания влиятельного неоконсервативного блока, способного составить конкуренцию ЛДП. На этом фоне наблюдаются ослабление позиций СДПЯ и одновременно перегруппировка левых сил. В целом три партии откровенно левой ориентации — КПЯ, СДПЯ и НСП (Новая социалистическая партия) в совокупности на двух последних выборах в Палату представителей собрали 1/5 голосов избирателей, причем место ведущего представителя этого течения стала занимать КПЯ, которая выдвинулась среди политических партий на четвертое место в стране по численности электората и числу депутатских мест. Таким образом, в Японии складывается ситуация, которая во многом напоминает модель партийно-политической системы ФРГ: ни одна из двух ведущих политических партий не способна самостоятельно создать устойчивое большинство в Парламенте. В силу этого характер правительства зависит от политической конъюнктуры третьей партии, склоняющей чащу весов на ту или иную сторону. Вместе с тем двухпартийную систему в Японии еще нельзя назвать сложившейся. В январе 1995 г. вступил в силу новый Закон о государственной поддержке политических партий, который внес существенные коррективы в деятельность политических партий, особенно в период предвыборной борьбы. Главная идея данного Закона состоит в том, чтобы помочь искоренить политическую коррупцию. В соответствии с его положениями политические партии, имеющие своих представителей в Парламенте, вправе получать государственные субсидии. Размеры государственной помощи конкретным партиям определяются числом депутатских мест, занятых их представителями в палатах Парламента. В том же году эти субсидии в размере около 30 млрд. иен (около 300 млн. долл.) получили 9 политических партий. Данная мера хотя и не искореняет политическую коррупцию, но делает финансирование избирательного процесса гораздо более прозрачным, а главное — дает государству возможность осуществлять финансовый контроль законности агитационных предвыборных мероприятий, проводимых политическими партиями. Социально-профессиональные объединения. В Японии один из самых низких уровней членства в профсоюзах — 24,5% экономически активного населения (около 12,3 млн. членов). Со второй половины 80-х гг. наблюдаются мощные процессы образования новых профсоюзных центров и распада старых, вызванные изменениями в социально-политической расстановке сил и перегруппировкой политических партий. Частичные перегруппировки 1986—1987 гг. завершились к 1990 г. глобальными изменениями. В итоге произошла значительная концентрация профсоюзного движения (число профсоюзных центров уменьшилось с четырех до трех), сопровождавшаяся некоторым их поправением. Решением 81-го (сентябрь 1989 г.) съезда Генеральный совет профсоюзов (СОХИО) — самое крупное профсоюзное объединение страны, сотрудничавшее с СПЯ (действовал с 1950 г. и насчитывал 4,6 млн. членов), объявил о самороспуске. Входившие в него профсоюзы государственно-муниципального сектора в тот же день присоединились к Всеяпонской федерации профсоюзов работников частных компаний Рэнго, основанной в ноябре 1987 г. В результате образовалась Японская конфедерация профсоюзов (Сирэнго). Она объединяет 78 отраслевых профсоюзов и насчитывает около 8 млн. членов (5,5 млн. — рэнго и более 2 млн. — бывший СОХИО), что составляет около 80% всех организованных трудящихся. Одновременно на базе ориентирующегося на КПЯ Совета связи профсоюзов за единый фронт было создано еще одно всеяпонское объединение — Национальная федерация профсоюзов, критически относящаяся к Сирэнго и объединяющая 27 отраслевых профсоюзов общей численностью около 1,4 млн. членов. В декабре 1989 г. сформировался третий профцентр — Национальный совет связи профсоюзов, объединивший ряд профсоюзов общей численностью около 0,5 млн. членов, сотрудничающий с левым крылом СДПЯ. В соответствии с действующим законодательством профсоюзные организации подлежат регистрации и обязаны осуществлять свою деятельность в экономической сфере. Они вправе свободно вести переговоры и заключать коллективные соглашения, регламентирующие условия труда и уровень заработной платы, время труда и отдыха, другие подобные вопросы. При недостижении согласия по указанным вопросам они могут свободно, но в соответствии с законом организовывать забастовки. Выдвижение политических требований в ходе ведения переговоров по коллективным соглашениям, а также в ходе забастовки запрещается. В связи с этими условиями в Японии практически не бывает стихийных забастовок. Они носят в основном регулярный и организованный характер весенних и осенних «наступлений». Из крестьянских организаций наиболее влиятельны Всеяпонская федерация крестьянских союзов, Национальный крестьянский союз, Национальная крестьянская всеобщая лига. Организации предпринимателей. Главный штаб выработки стратегии и тактики в сфере экономических интересов японских предпринимателей — это Федерация экономических организаций Японии, которая создана в 1946 г. и объединяет на индивидуальной основе около 80 ведущих представителей финансово-промышленных групп, а также на коллективной основе около 940 компаний и 120 финансово-промышленных ассоциаций. Выработкой согласованных действий предпринимателей в трудовых отношениях занимаются Федерация организаций работодателей, охватывающая 47 региональных и 55 отраслевых их объединений, и Ассоциация экономических единомышленников, состоящая из примерно 1 тыс. влиятельных бизнесменов. Японская торгово-промышленная палата создана в 20-х гг. и ныне объединяет 489 региональных торгово-промышленных палат, в которых состоят 1,2 млн. главным образом мелких и средних фирм. Предпринимательские ассоциации тесно связаны и переплетены с бюрократическим аппаратом ЛДП. Лидеры и влиятельные представители указанных ассоциаций состоят в многочисленных консультативных комитетах при министерствах, правительстве. При ассоциациях действует множество постоянных комитетов по вопросам внешней политики, экономического законодательства, промышленности и т. д., что способствует оказанию влияния на определение политики страны. Религиозные общины и церковь. В послевоенный период в Японии все более широкое распространение стали получать различные религиозные организации и секты. В связи с этим в апреле 1951 г. был принят Закон о религиозных юридических лицах. Он должен был упорядочить этот процесс, а также привести старый Закон о религиозных организациях в соответствие с измененным Гражданским кодексом. Новый Закон предоставлял всем религиозным организациям право владеть храмами и святилищами со всем их имуществом, заниматься хозяйственной деятельностью, а также в соответствии с конституционным принципом свободы вероисповедания запрещал государственным органам вмешиваться в дела отправления служб и других религиозный действ. Данные законоположения вводили принципиально иной, основанный на началах самоуправления характер деятельности всех религиозных организаций. До этого религиозные организации использовались в интересах государства, контролировались им и находились под его защитой. Указанные либерально-демократические положения Закона не вызвали особого беспокойства со стороны общества. Впервые о необходимости усиления контроля над деятельностью некоторых религиозных организаций и сект заговорили после разоблачения в 1995 г. буддистской секты АУМ синрикё. Скандальная деятельность указанной секты позволила обратить внимание на тот факт, что благодаря демократическим положениям Закона в стране появилось великое множество сект. В частности, 373 религиозные секты, являющиеся юридическими лицами, относились к юрисдикции министерства просвещения. С ними были связаны 173 тыс. святилищ, храмов, церквей и других религиозных групп со статусом юридического лица и 47 тыс. без такового. 42 секты, включающие 272 юридических лица и 154 религиозные организации без такового статуса, находились под юрисдикцией префектуральных управлений. Кроме того, свыше 6 тыс. независимых юридических лиц, не входящих в секты или школы, также находились в ведении префектуральных управлений. Таким образом, в середине 90-х гг. в стране существовало 425 школ и сект, объединяющих около 200 тыс. религиозных юридических лиц*. * См.: Маркаръян С. Б. История взаимоотношений религии и государства в Японии // Япония. 1998—1999. М., 1999. С. 76.